Первая статья с разоблачениями мифа о Хунзе — здесь.

Желание верить в миф у людей поистине неистребимо. Если в минувшие эпохи это можно было списать, например, на недостаток информации и на непонимание исторических и прочих процессов, то сейчас причиной этого, пожалуй, является размягчение мозгов. Иначе как объяснить тот факт, что воинствующие поборники вегетарианства и здорового образа жизни не перестают вновь и вновь перепечатывать небылицы о Хунзе.

Мало того, теперь они начали иллюстрировать эти тексты фотографиями из моей статьи, в которой эти небылицы опровергаются, и даже заимствовать фрагменты, вырывая их из контекста. Кроме того, на меня начали наезжать в том смысле, что я все равно не опроверг, что хунзакуты живут долго. И т.д. и т.п. Поистине удивительное упорство.

Решил добить эту тему, ибо в ходе изысканий удалось понять, по какой причине всевозможные «писатели» – как наши, так и зарубежные – упорно и с завидным оптимизмом приписывают хунзакутам невероятное долголетие – в 100, 120, а то и 150 лет. Как правильно говорили умудренные опытом люди, оптимизм – это недостаток информации.

1. Коврик, висящий в Балтит-форте – дворце правителя Хунзы

Если в прошлой заметке о Хунзе я ссылался на труды людей, побывавших в ней в XX веке, что дало возможность поборникам теории «вегетарианцев-долгожителей» цепляться за фразу «ну это сейчас стало хуже, а вот раньше-то было…», на этот раз в руки попал один источник, но самый старый. Плюс небольшой сюрприз в виде статистики.

Помимо уникальной информации, источник позволит избежать ангажированности. Оппоненты в доказательство своей правоты ссылаются на труды Роберта Маккаррисона (которые они, конечно же, не читали). Маккаррисон был военным врачом и работал в Гилгите – в ста километрах от Хунзы в 1904-11 годах, и в 1940-х годах в одной из своих работ о болезнях упомянул хунзакутов и их здоровье (я разберу ниже это упоминание). Как раз в конце десятилетия в США начался бум здорового питания, кто-то процитировал Маккаррисона, и сказка о хунзакутах, обрастая фантастическими подробностями, пошла кочевать по миру.

Источник, о котором идет речь, был написан за 25 лет до появления Маккарисона в Гилгите и, соответственно, более чем за 70 лет до того, как возник миф о хунзакутах.
Это книга за авторством Джона Бидделфа. Именно он был первым европейцем, посетившим и тщательно изучившим Хунзу. Чтобы понять его мотивы, ниже его биография, поиск которой был сам по себе интересным исследованием.

Джон Бидделф (John Biddulph) состоял на службе в британской армии и долгое время занимался разведдеятельностью и сбором информации на северных рубежах Британской Индии и за ее пределами. Как и многие участники Большой игры (противостояние Российской и Британской империй в борьбе за влияние в Центральной и Восточной Азии, а также на Дальнем Востоке), Бидделф написал несколько книг. Как и многие участники, Бидделф в этих книгах описывает все, кроме самого себя. Биография это военного и по совместительству этнографа и натуралиста крайне скудна, а фотокарточку удалось найти всего одну, да и на ней лица не разглядеть.

2. Капитан Бидделф справа. Фото из книги Report of a Mission to Yarkund in 1873

Бидделф родился 25 июля 1840 года. Он был третьим сыном в семье Роберта Бидделфа – члена британского парламента. Получил образование в королевском Вестминстерском колледже и в возрасте 18 лет был принят в кавалерийский полк, несший службу в Индии. Служил в исторической местности Ауд (ныне территория штата Уттар-Прадеш), граничившей с Западным Непалом. Боевое крещение Бидделфа, видимо, было серьезным – Ауд стал одним из самых крупных очагов индийского народного восстания 1857-59 годах. Бидделф получил так называемую Медаль восстания, которой награждались военные, принимавшие участие в подавлении мятежа.

Затем Бидделф служил в политическом департаменте правительства Британской Индии, в котором подбирали и готовили военные кадры для отправки на окраины колонии и на сопредельные территории для сбора информации.

Как и в случае с российскими военными, разведывательные миссии которых маскировались под научные (достаточно назвать фамилии Пржевальского, Певцова, Козлова, Роборовского – все эти исследователи были военными), британцы придумывали своим разведчикам такие же «научные» путешествия. Впрочем, одно другому не мешало – сбор стратегической информации шел рука об руку со сбором научной, и чаще получалось так, что последняя становилась достоянием общественности, а стратегические данные оседали в военных ведомствах под грифом «секретно».

Посему неудивительно, что многие видные путешественники-военные Великобритании и России награждались медалями географических обществ и чествовались как ученые и исследователи.

3. Одна из боковых долин в Хунзе. Прямо по центру безымянный пятитысячник, левее под облаком пик Диран (7266 метров)

В 1873-74 годах Бидделф вместе еще с несколькими британскими военными отправился в экспедицию через Гималаи на Памир – в Китайский Туркестан, в частности в Сарыкол и Яркенд (ныне территория Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая), также он исследовал Ваханский коридор (северо-восток современного Афганистана).

Какую стратегическую информацию удалось собрать в этом вояже, можно частично узнать в книге Report of a Mission to Yarkund in 1873 («Отчет о миссии в Яркенд 1873 года») за авторством товарища Бидделфа Томаса Форсайта (Thomas Douglas Forsyth). В книге также в больших количествах представлены собранные исторические и научные данные по региону, а Бидделф увековечил свое имя в научных кругах, открыв новый вид сойки – белохвостую саксаульную, которая прописана в справочниках под названием Podoces biddulphi.

В 1876 году Бидделф начал заниматься тем, что непосредственно относится к теме данной заметки, – он изучал Гилгит, Хунзу и Ясин, в 1877 году получил пост политического агента в Гилгите и продолжил исследование всего региона вплоть до 1881 года. С 1882 по 1895 годы Бидделф последовательно занимал посты политического агента в Кветте (ныне столица пакистанской провинции Белуджистан), Бароде (третье по величине туземное княжество в Британской Индии, ныне часть штата Гуджарат на западе Индии) и Гвалиоре (бывшее туземное княжество, земли которого ныне входят в штат Мадхья-Прадеш, Центральная Индия). Около четырех лет он прослужил в штате вице-короля Индии.

Бидделф вышел на пенсию в 1896 году, скончался в Лондоне 24 декабря 1921 года в возрасте 81 года. К концу жизни был довольно известной фигурой – достаточно сказать, что его некролог был напечатан в «Таймс». Некролог хотя бы немного проливает свет на жизнь и увлечения Бидделфа. Так, он был нумизматом и собрал ценную коллекцию индийских монет и старинного оружия, в последней были совершенно уникальные образцы, например, магазинная винтовка, созданная «в тени Гималаев» (точнее ее прототип) за сто лет до того, как это оружие было изобретено в США.

Из написанных Бидделфом книг наибольший интерес для меня, как уже говорилось выше, представляет книга «Племена Гиндукуша» (Tribes of Hindoo Koosh), изданная в Калькутте в 1880 году. В книге описываются княжества, чьи территории были впоследствии включены в состав пакистанской части Кашмира – Гилгит-Балтистана. Это, в частности, Читрал, Ясин, Хунза, Нагар, Гилгит, Скарду (Балтистан).

4.

На поиски этой книги я потратил более трех лет. Прочел на английском, сделал выписки, несколько фрагментов перевел для этой заметки и… нашел русское издание.

В ходе Большой игры многое из того, что публиковали супостаты, переводилось на русский и наоборот. Бидделф не стал исключением, в 1886 году в Ашхабаде была издана книга «Народности, населяющие Гиндукуш» в переводе Лессара. Перевод неплохой, однако книга в сильно усеченном варианте – примерно 50% от оригинала.

5.

6.

То что Бидделф был военным разведчиком, для меня стало подарком судьбы, поскольку информацию он подбирал скрупулезно и обо всем без исключения, начиная от расстояний в исследуемых княжествах и количества жителей в населенных пунктах, заканчивая обычаями, религиями этих народностей, родословной их правителей и т.д. Помимо этого, Бидделф изучал местные языки и наречия и был в состоянии общаться с туземными жителями без переводчика.

***

Итак, основные тезисы сторонников того, что хунзакуты – вегетарианцы-долгожители (положительные качества собраны из различных редакций этого мифа):
– живут до 100, (120, 150 и т.д.) лет – в «энторнетах» принят термин «Хунза – оазис молодости»;
– женщины рожают детей в 60 и более лет;
– не пьют алкоголь;
– миролюбивы, живут в дружбе и согласии, культурны и воспитанны;
– не едят мяса, а если и едят, то очень мало и, согласно исламским законам, не потребляют кровь, содержащуюся в животной плоти, поскольку кровь и жир животного содержат вредные вещества: мочевую кислоту, насыщенные жирные кислоты, холестерин, бактерии и вирусы, паразитов.

Что касается Роберта Маккаррисона, на которого также ссылаются поборники «вечно живых и здоровых» хунзакутов, вот что он писал про жителей Хунзы в своей работе «Изучение болезни обмена веществ» (здесь и далее цитирование идет курсивом, мои комментарии в скобках обычным шрифтом.

7. Издана, как видно, в 1945 году в США, первая публикация в 1921 году

Мой опыт позволяет привести в пример расу, представители которой физически крепки и в целом не болеют. Их основная пища – злаки, овощи, фрукты, также они употребляют некоторое количество молока и сливочного масла и козье мясо в праздничные дни. Я говорю о людях, живущих в Хунзе.

У них настолько мало земли, пригодной для возделывания, что из животных они держат лишь коз, которые могут пастись на склонах холмов. Основные культуры, которые хунзакуты едят, – это ячмень, кукуруза и пшеница, а также много абрикосов, которые высушивают, заготавливая впрок.

8. Фрукты, как и мясо, сушат впрок. Хунза, район Алтит

Продолжительность жизни у этих людей необычайно велика. Болезни, которые я диагностировал у хунзакутов за семь лет работы в регионе (Маккаррисон, повторюсь, работал в Гилгите, это 100 километров к югу от Хунзы), были не связаны с пищей.

Подытоживает Маккаррисон свой пассаж фразой о том, что никакой статистики по этой стране нет. (В скобках добавлю, что метрические свидетельства жителей, которые якобы хранятся в мечетях Хунзы и подтверждают возраст долгожителей, – досужие выдумки ввиду того, что язык бурушаски, на котором говорят хунзакуты, не имеет письменности, и все предания, в том числе родословные правителей, передавались из поколения в поколение изустно.)

В целом одни общие слова – никаких конкретных цифр, сколько кто живет, сколько кто ест. Хорошо хоть, Маккаррисон честно говорит, что статистики не имеет.

Кстати, он, сидя в Гилгите, основной упор в своих исследованиях делал на болезнях, связанных с дефицитом йода и проблемами щитовидной железы. И питание исследовал тоже с этой точки зрения. Среди его работ, имеющих отношение к региону, я наткнулся на это.

9. Титульный лист исследования Маккаррисона на тему увеличенной щитовидной железы у жителей долин Читрал и Гилгит

Кстати, непонятно, почему Маккаррисон рассматривал Хунзу в усеченном виде, ограничивая ее лишь местностью в районе нынешнего города Каримабад. Видимо, потому, что в Хунзе он не был вообще, либо был проездом. На самом деле Хунза включает в себя бывшие княжества Хунза и Нагар, а также территории, лежащие севернее Каримабада. Все это называется Верхней Хунзой, Центральной Хунзой и Нижней Хунзой. Об этом знали исследователи до Маккаррисона и после него.

10. Карта района. Маккаррисон жил и работал в Гилгите – это примерно 100 км к югу от столицы Хунзы. Схема найдена в сети

***

Теперь я начинаю цитировать Бидделфа. Из его книги очевидно (см. вше список положительных качеств), что хунзакуты пьют алкоголь, едят мясо, занимаются грабежами и работорговлей, имеют беспорядочные половые связи, убивают внебрачных детей, приносят кровавые жертвы… и да, они не живут по 120 лет.

11. Старость и юность в Хунзе. Район Алтит

Хунза имеет весьма обширную территорию и земледельческое население около 6 тысяч душ. Она похожа на удлиненный полумесяц, рога которого обращены к югу. С каждой стороны течет быстрый поток, берущий начало из ледников на вершинах, лежащих на севере. Длина полосы обработанной земли около 12 километров, ширина – около 800 метров. Она отделана в виде террас, опускающихся к реке, но местами волнистая и неровная.

Хунза делится на восемь округов: Нарайдас, Ассанабад, Дуркун, Хайдерабад, Алиабад, Ганиш, Балтит (ныне Каримабад) и Алтит. Каждый округ имеет свое укрепление. Местопребывание правителя – в Балтите. Местность лесистая, а весь восточный конец покрыт плодовыми садами. Почва чрезвычайно плодородная, и фрукты всех сортов в большом изобилии.

12. Долина Хунзы на рассвете. Гора слева – Ракапоши (7788 метров), 27-я по высоте вершина мира

Хотя меньшее из двух, княжество Нагар имеет более значительное население, благодаря большему обилию годной к обработке земли. Население около 10 тысяч душ. Земля чрезвычайно плодородна и дает исключительно обильные жатвы. Речки Нагара богаты золотом. Страна особенно славится своими абрикосами, которые в сушеном виде вывозятся в Пенджаб в значительном количестве.

Народы Хунзы и Нагара принадлежат к касте (народности), называемой ими самими буриши. Язык, называемый буришки или буришаски, одинаковый в обоих владениях…

…В Хунзе неверность не считается преступлением, и, согласно обычаю, муж должен предоставить свою жену в распоряжение гостя. Так называемым правом первой ночи (в средневековой Европе право землевладельцев и феодалов после заключения брака зависимых крестьян провести первую ночь с невестой, лишая ее девственности) еще пользовался отец нынешнего правителя, и хотя этот обычай ныне не соблюдается, из рассказов о еженедельных оргиях Гассан-хана (правитель Хунзы) очевидно, что это только временно.

13. Женщины-хунзакутки смотрят на свадебный поезд. Подробнее об этом эпизоде см. здесь

В Нагаре положение дел мало чем лучше, и всякий почитает за честь, если его жена обратит на себя внимание правителя. Ислам до настоящего времени не исключил женщин из общества, и они свободно встречаются с мужчинами. Молодые женщины пользуются большой свободой и часто ею злоупотребляют. Детоубийство, как последствие незаконных связей, весьма обыкновенное явление и не считается преступлением…

…Обеспеченные недоступностью страны, жители Хнузы грабили всех своих соседей, не боясь мщения, а также караваны, следовавшие из Яркенда в Лех, и считали это своим неотъемлемым правом, обусловленным близостью караванного пути. Когда очередной караван подвергался разграблению, всех захваченных в плен продавали в рабство. Вообще Хунза была главным рынком невольников для Бадахшана…

14. Женщина-хунзакутка

…Жители Хунзы исповедуют ислам довольно небрежно и не скрывают своих отступлений от правоверия. Они пьяницы. Их укоряют за то, что они готовы есть неправоверную пищу (то есть мясо животных, убитых не в соответствии с предписаниями ислама), и за безнравственность их женщин…

…После введения ислама употребление вина значительно уменьшилось, и где существует, то скрывается, насколько возможно, за исключением Хунзы и Пуньяла, где публичное пьянство не редкость. Здесь открыто пьют вино, и во время моего пребывания в Хунзе в 1876 году правитель так напился подаренной мною бутылкой шотландского виски, что все население княжества говорило об этом с восторгом.

15. Чтобы меня не упрекнули в голословности, вот фрагмент перевода…

Как я уже упоминал ранее, большинство «исследователей», заявлявших о вегетарианстве хунзакутов, приезжали в Хунзу в летнее время и потому не видели «мясного» праздника, который называется «Нос». Слово Бидделфу:

«Нос» во время зимнего солнцестояния прославляет соответствующее древнему счислению начало года. Само название означает «откармливание» и дано вследствие убоя скота, который производится в это время. Целый день посвящается работе: в каждом хозяйстве все заняты обработкою и приготовлением туш быков, баранов и козлов, убитых за несколько дней до этого. Мясо сушат определенным образом, и оно остается годным в пищу в течение нескольких месяцев…

16.

Я опускаю дальнейшее описание праздника и приведу слова Бидделфа о еще одном празднике – «Бозоно». Им прославляется начало весны и появление первых зеленых хлебов. По этому случаю собирается народ и приносится в жертву тощий баран (жирный и хороший не годится), его кровью обрызгиваются все палки для игры в поло. Голову барана катят по земле на небольшое расстояние, затем к рогам привязывается веревка, и голову тащат через все поле, а мясо барана идет в пищу…

…Ради удобства браки заключаются в январе и феврале. В это время нет полевых работ, и во всех домах имеется большой запас мяса. В Нагаре этот обычай настолько силен, что заключение браков во всякое другое время наказывается значительным штрафом…

…При перерезывании горла животному для пищи жители Хунзы обращают его не в сторону Мекки, а в сторону дворца своего правителя, где бы они сами ни находились в этот момент.

17. Лабиринты улочек в старом городе. Хунза, район Алтит

18. Так старый город выглядит из Алтит-форта

19. А вот так район Алтит с Алтит-фортом выглядит с горы сверху. Слева – река Хунза

Наконец долгожительство! Обнаружить здесь мелкую деталь, можно сказать, подвох мог лишь дотошный исследователь, коим и являлся Джон Бидделф. Кстати, разгадку можно проиллюстрировать русской поговоркой «сколько лет, сколько зим». Чтобы понять смысл происходящего, необходимо знать летосчисление хунзакутов.

Хотя ислам в этой местности распространен, но исламский календарь не удобен для местных реалий, поэтому в ходу по-прежнему время отсчитывают по солнцу. В то же время в Хунзе и Нагаре используется своя система, более древняя. Год разделен на два сезона – с учетом летнего и зимнего солнцестояния, называющихся yol и hallol. Сезон, начинающийся с зимнего солнцестояния, называется baiy, с летнего – shini. Оба длятся шесть месяцев. Эти шесть месяцев имеют названия, которые в первом сезоне идут в одном порядке, а во втором – в обратном.

Месяца называются по определенным объектам (либо по их проекциям на горизонт), за которыми садится солнце. Точкой отсчета для наблюдателя является вход во дворец правителя страны.

20. Столица Хунзы – Балтит (ныне Каримабад) с венчающим ее дворцом правителя – Балтит-фортом

21. Лестница в Балтит-форт. Немного виден вход. Это и есть та самая точка отсчета

22. Ваш покорный слуга (в шортах) на террасе на крыше Балтит-форта слушает рассказ местного жителя об истории края. На стене клюшки для поло, не раз окроплявшиеся кровью жертвенных животных

Вот названия месяцев, отсчет ведется с зимнего солнцестояния:

1. Baiy Isha.
2. Baiy Gamoosa (в переводе «солнце-лед» – солнце садится за ледником).
3. Baiy Tikkidir («линия земли» – солнце садится за ровным участком земли).
4. Baiy Kabula («кабула» значит «кибла», то есть направление в сторону Мекки).
5. Baiy Hingbalter («ворота» – от скалы, имеющей сходство с проходом, порталом).
6. Baiy Booye («лопатка» – от скалы, имеющей сходство с лопаточной костью овцы).
7. Shini Isha (отсчет летнего солнцестояния).
8. Shini Booye.
9. Shini Hingbalter.
10. Shini Kabula.
11. Shini Tikkidir.
12. Shini Gamoosa.

Бидделф справедливо отмечает, что название киблы – дань новомодной религии – исламу. От себя добавлю, что у «вегетарианцев-хунзакутов» довольно странно встретить лопаточную кость овцы в качестве названия месяца. Это не «собачий отдых» римского сената, благодаря которому мы имеем ныне слово «каникулы», – хунзакутам такие заимствования брать было неоткуда.

И далее Бидделф проливает свет на так называемое долгожительство хунзакутов. Это те самые несколько слов, которые точки над i расставляют окончательно. Сейчас термин yol стал использоваться для обозначения целого года, а период в полгода стал называться yol trang. Однако если спросить, например, сорокалетнего человека, сколько ему лет, он ответит, что ему 80 yol trang, поскольку большинство хунзакутов по старинке считают привычными им полугодиями – baiy и shini.

23. Бидделф также отмечает, что аналогичный счет был и у киргизов

Теперь понятно, откуда берутся 120-летние хунзакуты? Кто из приехавших в Хунзу «исследователей» додумается спросить не только «сколько тебе лет, старик?», но поинтересоваться тем, как старик считает годы?

***

В 2004 году Организацией развития района Каракорума был подготовлен обзор недееспособного населения Хунзы. Было опрошено 5 тысяч 795 семей в Верхней, Центральной и Нижней Хунзе, что составляет 97% населения. Всего в тот момент в регионе Хунза-Нагар проживало 46 тысяч человек.

24.

Согласно отчету, 18% семей в той или иной степени живут с нарушением здоровья.

Это общие данные. А в целом исследование сосредоточено на инвалидах Хунзы. Повторюсь, инвалидах, а не просто заболевших. Количество инвалидов – 1013 человек, что составляет более 2% от всего населения Хунзы.

Рассматривались следующие категории инвалидов: с физическими расстройствами, с психическими, инвалиды по зрению, инвалиды по слуху. Можно было бы, конечно, предположить, что в основном статистика касается пожилых, однако основное количество приходится на людей в возрасте от 16 до 45 лет.

25. Возрастные категории инвалидов/недееспособных (сокращение PWD означает person with disability). По вертикали – возраст, по горизонтали – пол

Очень большой интерес представляют так называемые косвенные данные. Стоит обратить внимание, во-первых, на максимальный возраст в выборке: людей 86-95 лет всего два человека. Во-вторых, стоит принять во внимание средний возраст, в котором женщины выходят замуж и рожают детей. Этот возраст меньше 18 лет!

Это особенно хорошо показывает обычаи хунзакутов – женятся и рожают детей не в возрасте 60 лет, как считают поборники «теории долгожителей», а как минимум на 40 лет раньше. Повторюсь, здесь это – традиция. Рано выдают замуж и рано рожают. См. таблицу ниже.

26.

В общем, факты при желании можно было бы приводить и приводить, например, такой. Духовный лидер исмаилитов, коими являются хунзакуты, Ага-хан не оставил их своим вниманием. Когда я едва не загнулся в Хунзе, выхаживали меня в госпитале Ага-хана, который оборудован очень хорошо. Согласно статистике Центра здоровья Ага-хана, после устранения дефицита йода в Хунзе младенческая смертность у «здоровых» хунзакутов упала со 158 до 18.6 человек (в 2004 году) на 1 тысячу человек.

Пожалуй, остановимся на этом. Хунзакуты – это обыкновенные люди со своими обычаями, достоинствами и недостатками. Они не сверхчеловеки, живущие по 120 лет, и не вегетарианцы. Можно в этом убедиться, просто взяв и поехав туда.

Полагаю, как можно было бы развернуться жителям Хунзы, знай они, что их считают долгожителями. Такую рекламу можно было бы сделать, что тропа народная в край не заросла бы, несмотря ни на какие Пакистаны, теракты и прочую небезопасность. Нечто аналогичное сумели сделать шерпы со снежным человеком – этот миф до сих пор умы людей будоражит.

27. Господствующая высота над Хунзой – Ракапоши (фрагмент хребта)

Продолжение следует…

Оглавление записей из этой поездки
Запись 1: Начало
Запись 2: Контрасты
Запись 3: Колониальное прошлое
Запись 4: Дорога и беспокойство
Запись 5: Кровать на двоих
Запись 6: Смерть меня подождет или что такое пакистанские больницы
Запись 7: Реанимация номер 2 или спасибо исмаилитам
Запись 8: Конец песенки
Запись 9: Нестраховой страховой случай
Запись 10: Одиночество – сука
Запись 11: Минутка славы
Запись 12: Христианские церкви Пакистана
Запись 13: Камень преткновения
Запись 14: Так говорил Заратустра
Запись 15: Хунза – страна вегетарианцев-долгожителей
Запись 16: Многая лета жителям Хунзы. Эта запись

метки: