…ничего не видно. Трогаю пальцами веки, ресницы, открываю, закрываю глаза. Все время темно. Что-то произошло, я знаю, снаружи день, но внутри меня ночь. Преградой стали глаза – не пускают свет внутрь. Какого черта? Снова трогаю пальцами веки и ресницы, дотрагиваюсь осторожно до склеры. Все та же темнота вокруг. Встаю.

Иду медленно, вытянув вперед руки. Обыкновенная комната теперь полна опасностей – ощетинилась углами и гранями, где-то там поджидают стулья, двери и косяки. Квадратный угловатый мир видящих не предназначен для слепых. Дохожу до стены. Кладу на нее ладони и прислоняюсь лбом. Что же это? Быть может, просто окон нет? Стена шероховатая, я вижу ее только руками – наощупь. Веду рукой левее – гладкий холод. Это стекло. Бью изо всех сил. Больно. Сыпятся осколки. В комнату врывается ветер, но по-прежнему ничего не видно.

А ведь еще вчера я видел это.

1.

Надо что-то сделать с глазами. Ни звука кругом, сильно болит рука, которой выбил окно. Она онемела. Подношу к лицу здоровую руку и надавливаю на глазное яблоко. В детстве часто так играл – стоит закрыть глаз и чуть надавить, начинают появляться узоры. Но не сейчас. Сейчас абсолютная темнота.

Никуда идти не хочется, а хочется спрятаться. Ложусь на пол, положив под себя онемевшую руку. Боль почему-то усиливается. Утыкаюсь в пол лицом, чтобы не застонать. Пол странный – мягкий и матерчатый на ощупь. Словно одеяло, в которое можно закутаться. Это одеяло подается под руками, сминается, и боль в правой руке становится невыносимой…

Открываю глаза. Вокруг темно. Холодно, голова замерзла. Память возвращается медленно. Я, видимо, сильно отлежал руку. А голова замерзла, потому что дует ветер. По-видимому, ночь улица, фонарь аптека? Лежу не шевелясь, чтобы избежать тех пакостных ощущений, когда чувствительность возвращается в отсиженную конечность.

Это был сон? Где я, черт?! Ни зги не видно. Шарю вокруг, натыкаюсь на рюкзак. Вспоминаю, что в кармане должен быть фонарик. Фонарь найден, включаю его. Луч выхватывает бутылку с водой. Да, я в Непале.

2.

Недостаток кислорода интересно сказывается на работе мозга. В силу специфики своей работы я вообще не вижу сны, здесь же, на высоте более 3,5 км, сознание услужливо показывает их сериями, словно в кино. Картины необычайно яркие и запоминающиеся, за ночь – десятки сновидений. А проснувшись, долго приходишь в себя с вопросом «где я?».

Подсознание часто реагирует на внешние раздражители тем, что «сочиняет» сюжет сна под реальное событие. Так, звонок колокольчика во сне может оказаться телефонным звонком, как проснешься. Но реальность наяву в горах не менее диковинна, чем реальность снов.

Изменилось атмосферное давление. Тело это чувствует, а вещи – помнят. Вчера я достал из рюкзака взятый зачем-то из дома шариковый дезодорант. Когда открутил пробку, раздался хлопок, и шарик вылетел из флакона как ошпаренный. Давление, да. Последний раз дезодорант открывался еще в Москве.

Купленные в домодедовском duty free маленькие шоколадки вздулись, став чуть ли не вдвое толще. При открывании упаковки воздух выходит с шипением.

3.

***

Мы идем дальше, и порою становится не по себе: тропа поднимается в облаках, начала и конца пути не видно. Иногда возникает ощущение, что существует лишь тот фрагмент пути, который под ногами. Правда, хорошо чувствуется обрыв справа. Физическое ощущение пустоты. Холодно. Идется медленно, с одышкой, пот струится по телу, но тут же застывает, стоит только остановиться. Когда проходит очередное облако, занавес ненадолго приподнимается.

4.

Бессолнечно, и все вокруг монотонно и холодных цветов. Если поискать, то можно вполне насобирать картин для мультфильма «Ежик в тумане». Вот только ежики мне в Непале не встречались.

5.

В тумане значимыми становятся формы и очертания. В противовес этому тибетские картины, висящие в домишках по пути, плоски и очень ярки. Почему в тибетском буддизме такие яркие цвета? Это наследство Индии.

6.

В непальских домах в высокогорье тханки (роспись по ткани) висят на стенах часто в окружении фотографий родственников хозяина дома. На почетном месте, как правило, портрет Далай-ламы. Но тханки куда больше привлекают внимание.

***

В следующей деревеньке останавливаемся выпить чаю. Это почти последнее место, где деревья растут в непосредственной близости от жилья, и потому нет проблем с дровами. Но уже и здесь собирают навоз, плющат его в лепешки и лепят на стены домов для просушки. Выше же топят практически только кизяком.

7.

Складывается интересное впечатление, что в домах в высокогорье, как и в буддистских храмах, намеренно не существует отопления. Затапливают только к вечеру, только в той комнате, где едят, да и то, если есть туристы, а так предпочитают потеплее закутаться просто. Самое теплое место возле очага – на кухне. Выдувает тепло все равно быстро, потому что, несмотря на добротные каменные стены, щели по периметру оконных рам бывают толщиной в палец, и стекла в рамах, разумеется, не двойные, а кое-где вообще отсутствуют.
Детей, которые еще не могут ходить, закутывают очень основательно и носят за спиной. Конструкции заспинных рюкзачков иногда остроумные. Например, этот сделан на опорах, так что можно носить, а можно просто поставить на землю, и ребенок не выпадет.

8.

И все равно – кутай не кутай – многие дети ходят простуженные, с сильно обветренными личиками. Взгляд у многих очень взрослый.

***

Горы ограничивают видимость и заставляют чаще смотреть вверх. Получается, что жизнь непальского крестьянина в горах заключена между взглядом вниз, в землю, которая его кормит, и небом, в которое он смотрит. Быть может, в том числе и поэтому не возникало никогда у непальцев и тибетцев желания забраться на гору? Высоко наверху живут боги, и всякий, кто захочет подняться к ним, будет остановлен лавиной или камнепадом и обязательно недостатком кислорода. У кочевников другое: им интересно посмотреть, что там, за следующим поворотом.

Вокруг только стены ущелий – перебираешься со склона на склон, и кажется, что идешь по спинам и бокам больших животных. Внизу шумит река, но она так глубоко, что часто шума ее не слышно.

9. Время собирать камни

Постепенно и незаметно мы продрались сквозь нижний слой облаков. Видна противоположная сторона ущелья и деревня на склоне, которая сотней метров ниже, чем мы. Это деревня Пхорцзе (Phortse), высота 3810 метров. Живут зажиточно – много лоджей. Отсюда кажется, будто рядом с домами не наделы, а футбольные поля.

10.

А вот дальше за деревней облака расходятся, открывая что-то очень большое там, на высоте в межущелье…

11.

Это большое – Ама Даблам – высотой почти 7 километров (6848). Одна из самых причудливых по форме гор в Гималаях. Ее невозможно спутать ни с какой другой. Но облака не дают разглядеть как следует, то открывают одну часть горы, то прячут другую. Хорошо видно будет только на обратном пути.

12.

«Ама» – значит «мать», а «Даблам» – это специальная шкатулка (вариант – подвеска), в которой шерпани носят драгоценности. На горе есть висячий ледник, который по форме напоминает такую шкатулку, а гребни горы похожи на раскрытые для объятия материнские руки.

Совершить восхождение на Ама Даблам очень трудно, поскольку большинство сложных для лазания участков находится выше 6 км. Один из сильнейших альпинистов мира словенец Томаш Хумар получил премию «Золотой ледоруб» за первопрохождение одного из склонов Ама Даблам в альпийском стиле в 1996 году. К сожалению, Томаш погиб этой осенью в Непале, сорвавшись при сольном восхождении на семитысячник Лангтанг Лирунг.

***

Поднимаемся выше. Там, где тропа идет в складках ущелья, много деревьев, здесь им не страшен ветер. Многие из холмов на самом деле горы высотой более 5 км. Наверху лежит снег, там же он тает, превращаясь внизу в реки и водопады.

13.

14.

Выходим на 4100 метров. Деревня Доле (Dole). И здесь приходится задержаться на долгие двое суток. Не по своей воле. В эти двое суток я не то чтобы ходить, но и фотоаппарат в руках держать не могу.

15.

Но Ксюша не пропускает первый безоблачный закат на высоте…

16. Кангтега (Kangtega – «Снежное седло») (6783 метра)

17. Кангтега и Тхамсерку (Thamserku – «Золотая дверь») (6618 метров)

Оглавление записей из этой поездки:
Запись 1. Съездил я тут на Украину…
Запись 2. Гитлеру такое и не снилось
Запись 3. Крыша мира и его же задница
Запись 4. Когда и откуда начинается путь к Эвересту
Запись 5. Поход сквозь облака. Эта запись
Запись 6. Болезнь
Запись 7. Родина дороже небесного царства
Запись 8. Богиня бирюзы
Запись 9. Четыре восьмитысячника разом
Запись 10. Пешком через страну снежного человека
Запись 11. От небесного явления доской не загородишься
Запись 12. Молитва по Брайлю
Запись 13. Завтрак с видом на…
Запись 14. Дайте огня или смерть с открытым ртом
Запись 15. Взгляд на людей со стороны
Запись 16. Неизвестная война на Крыше мира
Запись 17. Катманду – взгляд на город
Запись 18. Когда форма переходит в содержание
Запись 19. Когда боги не у дел

метки: