Съездить в Тарусу получилось случайно. Нашлись два человека, которые, как оказалось, любят поездить, пофотографировать. Один из них не только умеет водить, но у него еще и права есть. Дури, впрочем, у обоих достаточно, что приводит к невыразимой легкости бытия в пути и постоянному веселью :)

Вся поездка прошла под тремя знаками: гопоты, заброшенности и церкви, как это ни странно звучит… В общем, контрасты…

Памятник Марине Цветаевой

Те двое, о которых речь шла выше, вот: olegario – очень интеллигентный молодой человек…

2.

…и ваш покорный слуга, который перебрал белого порошка, так как дозатор сломался:

3.

Ездили на этом замечательном транспортном средстве, взятом напрокат.

4. «Десятка» на берегу Оки

Поездка длилась день. Пробег – более 500 км. Маршрут: Москва-Мелихово-Талеж-Серпухов-Таруса-Серпухов-Данки-Приокский государственный заповедник-Зиброво-Турово-Головлино-Москва. Бюджет – 1400 рублей на двоих, в том числе прокат, бензин, еда.

В 7 утра, стоя на МКАД на мосту через Волоколамское шоссе, я думал о трех вещах: откуда утром в четверг столько машин (и вообще зачем их столько в городе?); на какие нагрузки рассчитан мост (от проезжающих авто он ходит ходуном как пол в вагоне метро); когда же наконец Олег подберет меня! Дело в том, что, согласно информации Гидрометцентра, дул ласковый южный ветер, от которого мое тело, одетое в футболку и куртку, почему-то подпрыгивало с ноги на ногу и вступало в резонанс с мостом.

К счастью, печка в салоне работала на пять с плюсом, так что когда мы выехали на Симферопольское шоссе, я оттаял и машина то и дело взрывалась хохотом. По самым разным поводам. То геодезисты и картографы показывали класс – сначала мы проехали одну речку под названием Раковка, вскоре – другую, под названием Рожайка; то вдруг выяснилось, что Олег недавно, как и я, заглянул в сообщество ru_gopota, а там собраны чиста реальные поцоны, которые пьют пиво, едят семки и базарят за жизнь. Ну и т.д.
Раз возникнув, приставка ru_ уже не уходила из беседы и, боюсь, навсегда останется с нами. Я надел прихваченную из дома тюбетейку и сразу стал ru_узбеком.

Мы не ограничивали себя в выборе пути. Когда, проезжая поворот на Мелихово, Олег вспомнил, что где-то неподалеку есть источник, и спросил «Поедем?», мы тут же свернули. Нашли быстро.
Вышли из машины, и первое, что поразило, – никого. И тишина. Тем не менее, ее все равно просили соблюдать:

5.

К источнику пристроен целый комплекс – купальня, что-то типа часовенки и еще ряд зданий. На входе домик охраны. Увидев у нас в руках фотоаппараты, охранники сразу стали спрашивать, зачем профессиональная техника. И получили такой же стереотипный ответ, что профессиональная, если со штативом, а так – до свидания. Больше никто не приставал. Олег, почти как младенец, по пояс омылся в купели. Меня хватило только на умыться.

Конечно, хорошо, наверное, что сейчас все это возрождается, но зачем в традициях католической церкви? Слишком много золота, мрамора и проч.

6.

7.

8. Христос выглядит настороженным

Возвращаясь на шоссе, заехали к автору «Лошадиной фамилии», но там все спали, и на шум машины никто не отреагировал. Поехали дальше, и вскоре наткнулись на какой-то не то ru_ангар, не то ru_сарай.

В России действие либо только обозначается, либо – другая крайность – делается во вселенском масштабе. Например, если речь идет о поднятии пенсий, то действие чаще обозначается, а если надо разрушить ru_ангар, то это делается так, чтобы кирпичи разлетелись на десятки метров вокруг.

9.

10.

11. Старая ru_гопота стены сносит, новая безграмотно рисует на том, что осталось. У меня не хвост, а лямка рюкзака :)

После недолгих блужданий выехали к реке Оке и одноименной станции электрички.

12. Мост через Оку

Было тихо. Ru_рыбаки сидели вдалеке на льду Оки без движения, словно вмерзли. Двигался только все тот же ласковый южный ветер, да в будке обходчика наблюдались судорожные эволюции – там, видимо, думали, стрелять или нет по тем, кто фотографирует стратегически важный объект. Наконец безличный но женский голос тоскливо произнес в динамик: «Внимание, поезд… поезд… поезд…» Слово шесть раз ударилось об опоры моста и заглохло на противоположном берегу. Мы вышли на рельсы.

13.

В компанию затесалась собака. Она боялась, но в то же время уходить не хотела – вдруг что-то перепадет?
Олег рассматривал расписание. Я смотрел на собаку. Она на меня.
«Внимание, поезд… поезд… поезд…» Мы с собакой посмотрели в сторону моста. Поезда не было.

14.

15.В жизни бывает множество преград. Но самое главное – всегда надо видеть впереди зеленый свет :)

Иногда интересно представить, что видит колесо поезда помимо бесконечной блестящей полосы.

***

Во престольном граде Серпухове увидели Высоцкий мужской монастырь. Подъехали. Оказался с кремлевскими стенами. На повороте застыли «Жигули» с открытым капотом, шофер стоял рядом и вслушивался в звук мотора.
– Извините, не подскажете, где вход в монастырь?
Звук мотора и ноль внимания.
– Ау, как попасть в монастырь???
Мужик исчезает под капотом, снаружи остается лишь задница, обращенная в нашу сторону. Живое воплощение знака «глухой водитель»…
Вход мы нашли сами. Прежде чем попали внутрь, Олег посоветовал снять тюбетейку. И то верно – за супостата примут. У входа сидел нищий. Судя по лицу и хриплому голосу, бедняге хотелось выпить. Он потребовал милостыню. Такому напору противостоять не стоило, так что на шкалик он точно получил.

16.

На входе нас встретил стул с лежащей на нем бумажкой, где значилось, что на территории монастыря запрещено все – в том числе фото- и видеосъемка. Тут же подошел послушник с большим фингалом под глазом. Видимо, плохо слушался. На вопрос, почему нельзя фотографировать, ответил:
– Нужно благословение батюшки.
Передернуло сразу. Захотел спросить, почем нынче благословение идет и сколько стоит индульгенция, но сдержался. Послушник-то ни при чем. Лицемерие само по себе неприятно, но когда оно прикрывается рясой, это воспринимается на уровне богохульства. Почему нельзя просто написать, что съемка стоит столько-то?
Постояли на службе. Батюшка поперек себя шире был не в состоянии молитву произносить речитативом и просто проговаривал ее, чем вступал в резкий диссонанс с очень чистым и красивым женским голосом, певшим откуда-то из глубины помещения.
На заднем дворе на натянутых веревках висели после стирки в буквальном смысле рубища – выцветшие, в дырах и прорехах рубахи, кофты. Тут же рядом стоял новенький джип…

Я переключился на архитектуру. Например, ни разу еще не видел церковь с часами.

17.

***

На одном из бесчисленных километров пути внимание привлекла водонапорная башня, стоявшая среди бескрайних просторов. Решили посмотреть. Пройдя по полю, снова наткнулись на еще одну беду России – кто-то попытался что-то обозначить. Вернее – ограничить.

18.

Точно так же башня обозначала своим видом, что здесь когда-то была вода, а колючая проволока вокруг – что к башне не подойдешь.

19.

Оглянувшись на всякий случай вокруг – нет ли где поблизости ru_гопоты, мы нарушили запретную зону. Впрочем, издалека еще было понятно, что башня не жилец на этом свете, а лишь памятник самой себе. Олег подумывал о том, чтобы забраться наверх, однако нежный южный ветер, который здесь особенно чувствовался, за несколько минут превратил нас в сосульки. Плюс мы оба забыли взять перчатки.

20. Вдалеке виднеются заброшенные ангары

Чуть позже попалась проселочная дорога. Поехав по ней, уперлись в базу отдыха «Серпуховского текстильщика». Что будет, если въехать внутрь? Ничего хорошего. Полуразвалившиеся деревянные курятники цвета засохшей детской неожиданности, мутные стекла, обветшавшие лозунги. Летом здесь наверняка в изобилии крапива, комары и массовая зарядка по утрам. Курить нельзя, выпить тоже, костер не разведешь.

21. Рисунок означает, что все закачивается, остается только белочка

Одна из хат чиста реальна была кирпичной, труба дымила черным – топили неграми. На звук тачки вышла кошелка с кундиком и вопросительно растопырилась, хотя на базар ее не тянуло.
— Слышь, чувиха, семки есть? – Сколько у вас стоит снять домик?
— Канай отсюда, угребище, по зиме тут в натуре коньки склеишь. – У нас нет зимних домиков.
— А что там? Только без понтов! – А проехать дальше можно?
— А губозакатывательный аппарат тебе не дать? Поворачивай оглобли тут и дыши в тряпочку! – Дальше дороги нет, развернуться можно здесь.
В общем, базар оказался гнилым, и мы конкретно обломались.

На подъезде к Тарусе встретились три вертикальных полена. Ru_скульптор пытался, видимо, обозначить Алешу Поповича, Илью Муромца и Добрыню Никитича, однако одному из троицы отбили голову на шашлык.

22.

23. Чтобы восполнить потерю, на столб посадили сову. То ли от компании, то ли от времени птичка заметно поиздержалась

В Тарусе сразу купили строительные перчатки, чтобы руки не примерзали к фотокамерам. Люди оборачивались на двух фотографов-монтажников. Таруса ничуть не поменялась. Кое-где добавились новые дома, но на рынке по-прежнему полтора посетителя в день, а торговцы разговаривают только друг с другом. Главная площадь города всегда кажется пустой, даже когда тут есть люди.

24.

25. В.И.Ленин – с чем боролся, на то и напоролся. Рядом с церковью

В провинции более чем где-либо проступает то, как действия обозначают. Например:

26.

Стрелка указывает сюда. Интересно только, когда в этот туалет последний раз ходили?

27.

28. По пневмотиру, видимо, долго били прямой наводкой…

29.На детской площадке лягушке вынесли мозг…

30. …Ершов, бедняга, уныло переворачивается в гробу…

31. …и кто-то качелями перебил хребет то ли льву, то ли собачке…

32. …Кто-то когда-то пытался увлечь детей чтением, но понял, что это бесполезно…

Да и сама школа или библиотека, в общем-то, странная: если присмотреться, видно, что то ли окна низко расположены, то ли батареи отопления на высоте метра от пола…

Рядом с одной из церквей был обнаружен ru_каток. До сих пор доводилось сидеть лишь за рулем комбайна и экскаватора.

33.

В катке сидел недолго. К церкви подъехала машина, навстречу ей из дома неподалеку вышел пожилой ru_гопник и голосом, которому позавидовали бы одновременно Крис Ри, Владимир Высоцкий и пара джазовых исполнителей-негров, стал обкладывать водителя. Мы ретировались. Но мат долетал даже из-за церкви, обволакивал нас и стекал вниз, к Оке. На речке почти никого не было. Кто-то лишь катался на коньках по полоске льда.

34.

Мне очень понравился памятник Цветаевой, хотя он не без недостатка – скульптор зачем-то изваял ее в монашеском одеянии. Но место выбрано хорошее и памятник без претензии.

35.

«Тает царевна, как свечка,
Руки сложила крестом,
На золотое колечко
Грустно глядит». — «А потом?»

«Вдруг за оградою — трубы!
Рыцарь летит со щитом.
Расцеловал ее в губы,
К сердцу прижал». — «А потом?»

«Свадьбу сыграли на диво
В замке ее золотом.
Время проводят счастливо,
Деток растят». — «А потом?»

***

На обратном пути Олег разглядел ряд заброшенных судов на берегу Оки. Мы свернули с дороги и уперлись в карьер, где вытащенные бог знает сколько лет назад баржи стояли и тихо ржавели.

36.

Неподалеку работала компания сварщиков. Увидев фотоаппараты, они засуетились, самый главный подошел к нам и задал все тот же вопрос – что мы тут делаем с профессиональной техникой. Мы сказали, что фотографируем для себя, и поинтересовались, почему никто не сдаст на металлолом эту развалину.
– Вы что! – последовал ответ, – это отличная баржа, летом мы ее спустим на воду.
С этим словами самый главный ушел. Действие он обозначил. Разделить его оптимизм было трудно, так как между рекой и баржей выросли деревья, которым как минимум лет 10. Кают-компания сожжена, люки сорваны, механизмы лебедок приржавели навсегда…

37. Олег первым рискнул войти внутрь

38. Лицо в иллюминаторе

39. Выход?

40. Изнутри

На обратном пути мы здорово поблуждали по берегу Оки, едва не улетели с трассы, потому что повсюду на дороге – буквально через каждые сто метров стоят знаки «главная дорога», и один из них воткнули за двадцать метров до того, как эта дорога кончается обрывом в чисто поле. Хорошо, что скорость была небольшая, и Олег успел затормозить…

В общем, следующую поездку планируем в Мышкин. Кто с нами?

41.

метки: