Повешенный в Суздале — текст написан в марте 2008 года.

Поездка получилась очень веселой, потому как праздновался день рождения замечательной ragazza_strana. Однако, просматривая фотографии, вновь поймал себя на мысли, что с одной стороны веселье, а с другой некоторая грусть. С одной стороны реальность, с другой полный сюрреализм. Золотой середины не бывает, всегда крайности. Причем эти крайности незаметно перетекают одна в другую. «Русский народ живет плохо, но недолго» – что-то наподобие.

В фотографиях так сделать не получится – сразу видно, где сюр, а где нет. Но попробую.
Празднование дня рождения началось в каком-то овраге, причем сразу стало понятно, что без сапог дело не пойдет. Пока olegario менял обувь, я уже тихо погрузился в тающий снег и, подойдя к краю оврага, задумался: то ли «отсель грозить мы будем шведу», то ли «где моя кубинская сигара»…

2.

Настя в это время в честь ДР пыталась изобразить ласточку на краю обрыва. Длилось это недолго, рожденная в этот день взлететь не смогла, и только шаг отделял ее от празднования там, где это делают все нормальные русские люди, – в канаве :)

3.

Олег запечатлел порыв двух юных душ к светлому будущему гитлерюгенда, ухитрившись внизу провалиться в лужу и промокнуть.

4.

Терять ему уже было нечего, он даже пытался рвать на себе тельняшку, как заправский моряк.

5.

Свирепости, правда, не хватает, но это дело поправимое – стоит лишь заговорить о том, что Пушкин – плохой поэт, или о том, что русский мат – великая вещь.

***

Чтобы Настя как следует почувствовала себя счастливой, надо было обязательно затащить ее под мост. Мост – один из элементов сюрреализма, вернее, плод соцреализма… впрочем, в данном случае это одно и то же. Парфенон просто мальчик по сравнению с этим сооружением. Ни одной ровной линии. Конструкторы явно изучали математику Лобачевского, но, несмотря на это, мост стоит.
Если присмотреться к тому, как расположены колонны относительно друг друга, становится понятно, что в родном отечестве «математика Лобачевского» – понятие тождественное понятию «стройки с бодуна».

6.

Этими фотографиями можно пополнять книгу «Невозможные фигуры». Стоит сориентировать объектив так, чтобы рамка кадра была параллельна пролету моста, и все остальное почему-то выпадает из системы координат.

7.

Ну, а здесь как не вспомнить Некрасова! Только в пассаже про женщину он описал не человека, а в лучшем случае тетеньку с постамента «Родина-мать зовет» в Волгограде.

8.

Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц,-

Их разве слепой не заметит,
А зрячий о них говорит:
«Пройдет — словно солнце осветит!
Посмотрит — рублем подарит!»

В ней ясно и крепко сознанье,
Что все их спасенье в труде,
И только ветер играет
В косматой ее бороде.

9. Впрочем, к этой фотографии стишок подходит лучше

Всю душу скульптор вложил в грудь и руки. Чтобы удержался шашлык наверху, пришлось существенно укрепить плечевой пояс. Особенно интересна длина суставов от плеча до локтя, а также 5-й размер груди головы. Если эта женщина руки опустит, то… Кинг-Конг будет жив. Надпись, выполненная голубым на белом фоне, практически не поддается расшифровке, а синева нежно воздействует на мозг.

Возвращаясь к теме «совка», очень интересно теперь анализировать все произведенное в то время, но уже теперешним взглядом, когда глаза не застит пелена советскости. Быть может, я повторяюсь, но все же… Лучше всего сходить на ВДНХ. Культ плодородия, щедро сдобренный позолотой и то и дело мелькающий на фронтонах, стенах, крышах в виде колосьев, снопов, венков, бубликов, батонов вкупе с греко-римской борьбой архитектуры в портиках и на колоннах заставил одного высокопоставленного зарубежного гостя во времена Хрущева сильно оскорбить советских строителей. Не помню, к сожалению, кто это был (то ли Черчилль, то кто-то наподобие), но на вопрос: «Что он может сказать об архитектуре ВДНХ?» господин совершенно справедливо ответил фразой Ле Корбюзье о соборое Василия Блаженного: «Это бред пьяного кондитера». Впрочем, тем ценнее этот бред будет для потомков, потому что такое, скорее всего, уже не повторится.

***

На полпути к Суздалю мы проехали мимо какой-то большой деревни, название которой уже выпало из памяти, но в которой концентрация сюрреализма превышает все нормы.

10.

11.

12. Местные синяки ловят машину

13. Нынче молодежь интересуют другие слова из трех букв

14. Дедушка старый, ему все равно… На дворе март

15. Одиночество

16.

Особенно интересная пропорция – зависимость размера памятника вождю от размера города или поселка. Историческую родину в расчет не берем. В данном случае, как видно, все не очень большое, посему и Ильич мелковат.

17.

На воротник и на порыв в монументе денег и таланту еще хватило, но видеоряд лучше всего смотрится с этого ракурса:

18. Коммунистический тупик

19. А это вообще без комментариев…

***

Дальше мы ухитрились заблудиться – я перепутал стыки дорог на разных страницах карты, в итоге в чистом поле едва не увязли в снегу – его почему-то оказалось слишком много… Пока продирались по дороге дальше, скользя и пробуксовывая, вокруг не было видно ни души. Зато попался вот такой ru_abandoned.

20.

Судя по тому, как качественно растасканы кирпичи, кто-то на халяву разобрал стену и вперед! Зачем деньги отслюнявливать, когда стройматериал сам в руки просится?

***

После выезда на шоссе наткнулись на самый большой ru_angar из всех ранее увиденных. Не знаю, что можно было хранить в нем и какие работы проводить, но внутрь спокойно войдет самолет.
У людей не хватает возможностей содрать обшивку сверху, они снимают только то, до чего могут дотянуться, поэтому ангар выглядит как остов доисторического кита, наполовину сгнивший, с облезшей плотью, а я здесь – самый настоящий Иона :)

21.

22.

Рядом с ангаром странного вида сооружение, больше всего походящее на корабль. Так как матросская тельняшка была у Олега, то ему и карты в руки.

23.

***

Наконец мы приехали в Суздаль. Ну, что можно сказать. Город не увидели. Голод заставил зайти в ресторанчик (где мы оказались одни). «Люблю повеселиться, особенно пожрать» – этого еще никто не отменял. К тому же повод был. Официанты обслуживали нас весьма учтиво, несмотря на внешний вид… Так что наевшись и удовлетворенно цыкая зубом, мы вышли к последнему нашему сюрреалистическому приключению.

На лужайке перед суздальским кремлем стояло что-то странное. То ли музей пыток, то ли… Тут были и колья, на которые сажают людей, и колеса для четвертования, и плахи, и сложенные и готовые к поджиганию костры. Но вместе с тем были и качели, и горки, и карусели. Все это на небольшом пятаке, сделано из свежеструганных досок и свежесрубленных деревьев. Но для кого? Что за мистерии здесь должны разыгрываться? Было одновременно и смешно и жутко.

Оказалось, это декорации для съемки фильма «Иван Грозный». Вроде Лунгин снимает, а в одной из главных ролей Домогаров. Долго вспоминал, кто такой последний, пока перед глазами не встала всегда одинаковая физиономия с вечно пьяными глазами.

Но сейчас на площадке никого не было, так что появилась возможность попробовать сесть на кол петлю на шее. Не могу сказать, что примерил ее без трепета, но стебаться, так стебаться! Когда представится еще такая возможность… И чем мы хуже актеров?

24.

25.

26. В шаге от белочки

Под конец Олег предложил снять короткометражный фильм, благо были декорации. Слабонервным смотреть не рекомендуется! Я там пьяный, да еще и Настю вешаю… в день ее рождения…

Добро пожаловать!

27.

2 комментария

  1. Владимир

    Блин, молодец Си-бой. Теперь я понял, что не так в Домогарове. Оказывается пьяные глаза. Сказано точно!!!!!!

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *