Стоит рассказать немного о христианстве в Пакистане. Тем более что в руки попал уникальный материал, лишь малую часть которого удалось увидеть своими глазами и о котором, например, те же СМИ старательно умалчивают, предпочитая рассказывать о гонениях и притеснениях на религиозной почве.

Десятилетия британского владычества не прошли бесследно для Британской Индии, в частности для Пакистана, в религиозном плане – небольшой процент местного населения обратился в христианство. Наиболее заметный след, правда, христианство оставило в архитектуре. Это либо шедевры – колониальные постройки, либо некоторая смесь стилей, либо любопытное сочетание исламских и христианских символик вплоть до сосуществования в одной точке.

Церковь Святого Михаила на фоне мечети Дервишей в Пешаваре

Будучи на приеме в пакистанском посольстве, я сетовал на то, что переломить тенденцию негативного освещения страны в СМИ невозможно. Культура, наука, история уступили место терактам, взрывам и прочим «радостям». Сплошь и рядом с энтузиазмом подхватываются любые слухи о притеснениях иноверцев. В ответ на это мне продемонстрировали фотоальбом под названием «Церкви Пакистана».

Книга эта чрезвычайно редкая, достаточно сказать, что нечто подобное я неоднократно пытался искать, например, на «Амазоне» (безрезультатно) и лишь однажды мельком видел в одной из книжных лавок Исламабада по заоблачной цене. В общем, оторваться от альбома было невозможно. Видя мою реакцию, советник посольства сказал: «Если нравится книга, возьмите себе, это подарок».

***

Христианских общин на территории Пакистана в стародавние времена не существовало. Христиане сыграли довольно большую роль в образовании страны, в частности, в 1945-46 годах при голосовании об отделении Пакистана от Индии христианская община Пенджаба поддержала Мусульманскую лигу и основателя страны Мухаммеда Али Джинну.
Известны пакистанские летчики-христиане, принимавшие участие в индо-пакистанских войнах, кроме того, главным судьей Пакистана в 1960-х годах также был христианин.

2. Пакистанские истребители над мечетью Файсал (Исламабад). Кадр из фильма

Думается, что постановка вопроса в виде «пакистанцы нетерпимы к людям, исповедующим другие религии, из-за того, что пакистанцы – дикий народ» и т.д., ошибочна. Первым делом потому, что уже существующая нетерпимость – по большей части не вина пакистанцев. Стоит обратиться к истории.

Англичане, разделив по-своему колонию на Индию и Пакистан, заложили, если можно так выразиться, фундамент для бомбы замедленного действия. Когда идея создания государства овладела умами индийских приверженцев ислама, никто из них не представлял, каким должно быть это государство, точнее каждый рисовал в воображении свой образ страны: белуджи – свой, пуштуны – свой, синдхи – свой, бенгальцы – свой и т.д. Джинна, будучи образованным человеком, к тому же далеко не религиозным, объявил, что Пакистан не будет исламской республикой, он весьма четко разграничивал понятия «государство для мусульман» и «исламское государство».

Радость от возникновения двух независимых государств омрачилась (и это мягко говоря) поспешностью, с которой произвели раздел. В 1947 году перед англичанами стояла задача «поделить все да побыстрее» и официально умыть руки, пока не начались конфликты на этой почве. Последствия раздела можно было предвидеть, зная всего один факт: комиссия по отделению во главе с британским судьей Рэдклиффом сумела провести демаркацию границ всего за пять недель. Результатом стало самое массовое переселение народов в истории и не менее массовая резня. Вообще это очень темная история: тогдашнему вице-королю Индии лорду Маунтбэттену была дана полная свобода действий – он мог не консультироваться с Лондоном при принятии решений. А после раздела Рэдклифф тут же убыл в Великобританию, уничтожив при этом, как говорят, все документы, касающиеся его работы.

3. Одна из первых пакистанских церквей. Город Котри (провинция Синд), дата постройки 1846г.

Что касается Пакистана, в долгосрочной перспективе перед его творцом Джинной стояла непосильная задача – мирно объединить в рамках одной нации народности, у которых не было общего языка; у ряда которых крайне сильны кланово-межплеменные отношения; которые придерживаются разных исламских течений. Общим у новоиспеченных пакистанцев был ислам как таковой, нелюбовь или ненависть к завоевателям-англичанам, ненависть – уже после раздела – к индийцам. Авторитет Джинны был колоссально высок, возможно, ему бы удалось спаять страну, однако Джинна умер, едва государство было создано.

Искусственность образования под названием Пакистан дает о себе знать до сих пор. И Линия Дюранда (Дюрана), сиречь граница с Афганистаном, и Линия Рэдклиффа, сиречь граница с Индией, обе проведены англичанами и границами являются де-юре – первую Афганистан не признает, а из-за второй до сих пор проблемы с Индией.

4. Порой на архитектуру влияет местоположение. Церковь примирения, расположенная в пустынной местности в провинции Синд

Второй проблемой, плавно вытекшей из проблемы раздела, является Кашмир. Таким образом, дабы противостоять сильному сопернику – Индии, которая и так вставляла палки в колеса сразу после раздела, не давая возможность Пакистану встать на ноги, с самого начала необходима была сильная армия. В результате произошла резкая милитаризация. Впоследствии пакистанская армия стала отдельной политической силой, подхватывая и перехватывая власть всякий раз, как демократические правительства оказывались неспособными удержать ее.

Урду так и не стал общенациональным языком для страны, он является государственным языком Пакистана, его учат в школах и вузах, многие на нем разговаривают, однако родным он является лишь примерно для 7% пакистанцев. Урду стал одной из многих причин, приведшей к войне Западного Пакистана с Восточным с отделением последнего и превращением его в отдельную страну – Бангладеш.

И уклон в сторону исламизации в пакистанской политике с течением времени стал по сути неизбежным. Исламизм как раз направлен на то, чтобы любые противоречия (а здесь их было очень много!) внутри общества и государства решать на основе религиозных норм. Выражалось это в том, что пакистанские радикалы отвоевывали себе все больше политического пространства. У них было беспроигрышное положение – веру в отличие от всего другого обосновывать не надо, в то время как демократические светские правительства, вынужденные уделять исламистам внимание, иногда невольно играли им на руку, иногда намеренно шли на уступки ради получения сиюминутной политической выгоды, не понимая, что завоеванные позиции исламисты не отдадут никогда.

Но как показала практика, нормы шариата упираются в ограничители следующего порядка, а именно в религиозную разобщенность пакистанского общества уже внутри ислама. Подавляющее число пакистанцев – сунниты. Шиитов, по разным данным, до 20% населения, а это порядка 40 миллионов человек, причем часто шииты – это известные не только бизнесмены, но и политики, не раз стоявшие во главе государства.

5. Церковь св. Павла в Равалпинди. Построена в 1908г.

Армия как третья политическая сила в моменты прихода к власти, так или иначе, подминала под себя и исламистов, и демократов и становилась над законом. Так все и шло, пока демократическая, военная и религиозная силы тянули одеяло каждая на себя. Однако в 1977 году военная и религиозные составляющие совпали. Пришедший к власти в результате государственного переворота генерал Зия уль-Хак (он был суннитом) с целью легитимизации своего правления взял курс на исламизацию, изменяя законодательство в соответствии с нормами шариата. Как следствие, положение немусульман в стране резко ухудшилось. Ухудшилось и положение мусульман-не-суннитов. Кстати, именно во время правления Зия был принят закон о богохульстве, по которому сейчас преследуют иноверцев.

(Стоит в скобках заметить, что закон этот, по всей видимости, отменить будет очень трудно, так как любые попытки не только его отмены, но и внесения изменений сразу упираются в вопросы веры и религии, а с этими вопросами ни один пакистанский политик лицом к лицу не встанет, ибо политическая жизнь его повиснет на волоске. Да и не только политическая.)

Казалось бы, правозащитные организации, да и те же США должны были бы в первую очередь кричать о нарушении прав человека в Пакистане, однако тишина стояла полная – в 1979 году СССР вторгся в Афганистан, и Зия уль-Хак стал союзником Америки в противостоянии Москве. Можно предположить, что именно благодаря афганской войне Зия удалось так долго продержаться у власти, кроме того, Вашингтон не только закрывал глаза на исламизацию, но фактически поощрял ее, выделяя деньги на строительство тренировочных лагерей для боевиков, на закупку оружия, а также транши для пакистанского правительства. Заодно США предпочитали не обращать внимания на разработку Пакистаном атомного оружия. Финансированием антисоветской кампании наряду с США занимались Англия, Китай, Саудовская Аравия, помощь в поставках оружия, как это ни странно, осуществлял и Израиль (так называемая операция «Циклон»).

Общий вывод из этой истории – не очень понятно, почему теперь все кричат о нетерпимости к иноверцам в Пакистане, поскольку в культивировании этой нетерпимости виноваты далеко не только пакистанцы. Сейчас правительству приходится сглаживать углы, чтобы конфликтные ситуации не обострялись, хотя в политической игре вопрос иноверцев и закон о богохульстве – отличные инструменты для манипулирования.

6. Полицейский охраняет порядок во время пасхальной мессы в одной из церквей Лахора. Снято весной 2011г. Фото найдено в сети

***

Было бы очень интересно узнать, как в сравнении с теми же американцами ортодоксальные мусульмане воспринимают людей с идеологией, базирующейся не на религиозных мотивах (речь, разумеется, о понятии «шурави» времен войны в Афганистане). Когда оформляется пакистанская виза, в заявлении необходимо указать вероисповедание. Я поставил прочерк, чем привел в изумление служащего, принимавшего документы. «Как это возможно? – спросил он. Пришлось пожать плечами и улыбнуться, ведь не мог я ему читать лекцию о советском строе, об идоле коммунизма, рассказывать о том, что я родился в то время, кроме того, трудно было бы объяснить, кто такие агностики, к коим себя причисляю.

7. Весьма оригинальной архитектуры церковь св. Иосифа в Равалпинди

8. Фрагмент интерьера

***

Я уже писал ранее о том, как впервые удалось ощутить на себе колониальный дух в Пакистане. В городе Марри, который англичане выстроили на холмах, чтобы хоть так спасаться от местной жары, до сих пор стоит собор Святой Троицы. Конечно, видно, что он подзаброшен, однако территория охраняется, внутрь меня, к сожалению, не пустили, а было бы интересно побывать в здании, построенном в 1857г., и посмотреть запись в книге для гостей, оставленную королевой Елизаветой Второй во время визита в Марри в 1997г.

9. Собор Св. Троицы. Фото из альбома

10. А это уже моя фотография

Вообще Марри местами до боли напомнил католическую Европу.

11. Одна из небольших церквей в Марри. Если не знать, где это, вполне можно принять, например, за Польшу

Если принимать во внимание психологическую концепцию Юнга об архетипах, можно предположить, что многолетнее британское владычество оставило в подсознании пакистанцев, равно как и индийцев, некий след. К сожалению, мне не довелось пообщаться с пакистанскими христианами, это было бы очень интересно – стык религий и культур всегда порождает интересные сочетания не только в архитектуре, но и в умах людей.

12. Праздник коронования Девы Марии в одной из церквей Исламабада

13. Проповедь

Встречаются в Пакистане совершенно удивительные архитектурные гибриды. Например, собор св. Иоанна в городе Джелам, расположенном на одноименной реке, уникально сочетает в себе англо-нормандский, готический и французский архитектурный стили. Кстати, где-то здесь состоялась последняя большая битва Александра Македонского.

14. Прочно выстроенное здание почти без последствий пережило землетрясение 2005г.

Кстати, о нетерпимости. Скептики могут возразить, мол, это все было построено когда-то и уже давно перешло в основном в разряд музеев. Это неверно. В качестве примера вот действующая церковь Св. Томаса, построенная полностью из красного кирпича. Этот весьма удивительный образчик архитектуры возводился два года, стройка была завершена в 1992 году.

15.

В качестве противовеса деревянная церковь, которой более ста лет, расположенная в предгорьях Гималаев в городке Натьягали. Отсюда в хорошую погоду можно видеть восьмитысячник Нанга Парбат, где христианство знают только по несторианским крестам, вырезанным на скалах, – изображения делали паломники, шедшие по одной из ветвей Шелкового пути.

16.

Наиболее впечатляющие архитектурные шедевры, конечно же, находятся в крупных городах Пакистана, либо в тех городах, где присутствие англичан было особенно сильно. Например, это Лахор. Церковь, точнее собор Воскресения Христа в Лахоре, возведенный в 1867 году, настолько знаменит, что попал даже на пакистанские марки.

17.

18. Так собор выглядит в оригинале (пардон за обрезанный снимок, но полностью отсканировать большую картинку, не испортив альбом, нет возможности)

Другой крайне впечатляющей постройкой является Собор святого сердца Иисуса, выполненный в византийском стиле. Бельгийский архитектор, его спроектировавший, был награжден Ватиканом. Дата постройки – 1907г.

19. Собор действующий

20. Так выглядит алтарь

21. Вид спереди

22. Интерьер

Если присмотреться к фото выше, то по некоторым деталям можно понять, что собор находится уж точно не в Европе, а в какой-то жаркой стране. На колоннах установлены вентиляторы.

***

Город Мултан известен как оплот ислама на территории Индии после того, как его завоевали арабы в 712 году. Мултан последовательно завоевывали афганцы, сикхи и наконец в 1849 году англичане. Каждые завоеватели оставили по себе память постройками. Из христианских это…

23. Церковь Марии и Иисуса. Под колоколом стоит дата 1901г.

24. Церковь им. Святого Жана-Батиста де ла Салля (опять же извиняюсь за обрезанное фото)

Довольно забавным выглядит сочетание Иисуса с арабской вязью, да и цветовое решение интересное. Изображение, как видно, ничуть не повреждено, несмотря на то, что в исламе любые изображения святых запрещены.

Продолжая тему сочетаний, вот любопытный образец – собор Спасителя в Мултане. Голубая облицовка весьма напоминает арабскую, в витражах видны пятиконечные звезды.

25.

***

Однако наиболее интересным образцом смешения стилей и эпох являются церкви Пешавара – города, расположенного недалеко от границы с Афганистаном, откуда в последнее время постоянно приходят лишь новости о терактах. Наиболее впечатялюща церковь Всех святых. Службы в ней начали проводиться в 1883 году. Внешне она походит на мечеть, есть даже несколько небольших минаретов.

26.

Вход украшают надписи из Библии на языках пушту и персидском, да и внутри помещений стены декорированы арабской вязью.

27.

Еще одна церковь и одновременно приют, если я правильно понял, была построена в Пешаваре в 1904 году. Ее создали по образу усыпальницы в стиле Великих Моголов, она очень напоминает некоторые здания в Бухаре в Старом городе.

28.

***

Ну, и напоследок Карачи. Этот портовый город издавна имел большое значение и посему не миновал захвата англичанами. Карачи стал одним из главных морских портов британцев на Аравийском море, здесь были расположены крупные войсковые части империи. К сожалению, оба раза, что я оказывался в Карачи, это был транзит, и я отдал предпочтение возможности искупаться в Индийском океане, а не архитектуре.

Наиболее впечатляющим является Собор Святого Патрика, символизирующий самый расцвет британского могущества. Возведенный в 1878 году, он один из самых старых церковных приходов страны. Собор выполнен в романско-готическом стиле.

29.

30. Церковь святого Андрея, также построенную в готическом стиле в 1868 году, мне отсканировать не удалось, она изображена на развороте, поэтому вот фото из сети

Церковь Св. Лаврентия выполнена в стиле Великих Моголов, честно говоря, больше других поразила воображение. Мне так и не удалось найти объяснение шестиконечной звезде на фасаде. О церкви лишь скупо сообщается, что в 1981 году во время визита в Карачи ее посетил Папа Римский Иоанн Павел второй.

31. Год постройки 1881

На этом стоит, пожалуй, остановиться, хотя здесь не показано и половины альбома. Хотя нет, вот церквушка в предгорьях пакистанских Гималаев, у которой довелось провести ночь в мае прошлого года. В альбоме она не представлена, потому как совсем маленькая.

32. Католическая церковь св. Марка

Текст на табличке: Католическая церковь св. Марка отреставрирована в июле 2009 года и освящена епископом исламабадским Энтони Теодором Лобо. Священник Акрам Джавед Гилл.

Оглавление записей из этой поездки
Запись 1: Начало
Запись 2: Контрасты
Запись 3: Колониальное прошлое
Запись 4: Дорога и беспокойство
Запись 5: Кровать на двоих
Запись 6: Смерть меня подождет или что такое пакистанские больницы
Запись 7: Реанимация номер 2 или спасибо исмаилитам
Запись 8: Конец песенки
Запись 9: Нестраховой страховой случай
Запись 10: Одиночество – сука
Запись 11: Минутка славы
Запись 12: Христианские церкви Пакистана. Эта запись
Запись 13: Камень преткновения
Запись 14: Так говорил Заратустра
Запись 15: Хунза – страна вегетарианцев-долгожителей
Запись 16: Многая лета жителям Хунзы

метки: