Дети и боги любят бывать там, где их хвалят.
Индийская поговорка

Как-то один мальчик бродил по лесу в глухом районе Подмосковья и наткнулся на большой доисторический гвоздь. Радости его не было предела. Уникальная находка! Полностью ржавый, с загнутым концом и покатой шляпкой, огромный, гвоздь, без сомнения пролежал в земле не одну тысячу лет. К тому времени фразу «железный век» мальчик уже где-то слышал и потому предположил, что гвоздь – той эпохи. Единственный вопрос, как он попал сюда?

Размышляя об этом, мальчик отправился дальше, и вскоре ответ стал очевиден. Сквозь заросли впереди показалась заброшенная железная дорога. Доисторических гвоздей тут было – и на грузовике не увезешь. Радость сменилась горьким разочарованием: гвоздь оказался обычным костылем, которым рельсы к шпалам прибивают. Но ощущение радости от находки запомнилось.

Оно возникло с новой силой, когда в Северном Пакистане я увидел вот это. Рисунок на скале необъяснимый, тем не менее не кажется чуждым, эти кони – будто из давно читанной и позабытой сказки.

Надпись сверху – современная, из серии «здесь был Вася»

Объяснить происхождение коней было некому: вокруг лопающиеся от зноя темно-коричневые камни, серый горячий речной песок, текущий невдалеке Инд, и местный кашмирец в мокром от пота коричневом шальвар-камизе стоит, заложив руки за спину, и думает: «я проводил сюда этих иностранцев, но что им здесь нужно?».

Я уже упоминал, что в попытках объяснить нестандартные наскальные и тому подобные изображения неспециалисты нет-нет да и заикнутся про инопланетян. Вот рисунок нестандартного лица, такого у людей не бывает, вот странная гигантская фигура, вот невозможные животные, вот какие-то ракеты… Наверняка наши предки рисовали пришельцев.

Ну, а что если лицо странное потому, что это вовсе не лицо, а маска шамана? Например, вот такая:

2. Маска из Непала

Ракетами часто называют изображения на скалах буддистских ступ. Что касается странных фигур, люди в давние времена верили и в богов, и в демонов, а легенды и мифы имели столь большую значимость, что герои этих сказаний удостоились быть увековеченными в камне.

Мне всегда было интересно, в какой момент простая история, сказка или даже реальное, но из ряда вон выходящее событие становятся мифом, обретают силу, значимость и притягательность, и что обусловливает это превращение? Почему один миф становится актуальным на долгое время и для большого количества людей (если не изменяет память, таким Юнг называл миф о Христе), а другой живет менее интенсивной жизнью и не столь признан?

Ответа, наверное, не даст никто. А разница, скорее всего, в том, что в те далекие времена миф проживали. Точнее он был неотделим от реальности. Сейчас мы миф воспринимаем разумом, опосредованно, разве что некое ощущение вдруг указывает, что эта сказка, или этот рисунок, или этот сон далеко не так просты, как кажется на первый взгляд.

***

В Северном Пакистане, особенно в этой местности, почти везде в фольклоре упоминается про гигантов и фей, живущих высоко в горах. Эти доисламские верования и по сию пору актуальны, лишь «приоделись» в какой-то степени в исламские одежды.

В одном старом фолианте издания 1905 года есть сказка «Жемчужное дерево». Вот она:

Люди рассказывают, что на вершине одной из самых больших гор – Нанга Парбат, где живут феи и гиганты, росло дерево с жемчужными плодами. Как-то одному ловкому и сильному охотнику удалось добраться до этого дерева. Он сорвал все жемчужины и радостный отправился домой. Однако оглянувшись, охотник увидел, что толпа гигантов и фей следует за ним. Он испугался и решил выбросить жемчужины, чтобы спасти свою жизнь. Избавившись от драгоценных камней, он припустил вниз во весь дух. Однако одна фея по-прежнему преследовала его. Добравшись до дома, охотник вбежал внутрь и захлопнул дверь, а фея осталась снаружи. Когда охотник снял обувь, то увидел, что одна жемчужина попала ему в башмак. Он схватил ее и выбросил на улицу. Фея подобрала жемчуг и тут же исчезла.

Существуют ли наскальные изображения фей, неизвестно, но изображения гигантов есть точно. Мне не удалось найти их, однако ниже фото, сделанное исследователем пакистанской части Кашмира Карлом Йеттмаром в середине 1970-х.

3. Гиганты, как правило, изображаются с расставленными в стороны руками

4. Впрочем, нет, возможно, вот на этом фото гигант, просто слишком схематично и грубо изображенный. Рисунок не более 15 сантиметров в высоту

Гиганты и феи – божества. Место их обитания высокие горы, следовательно, это самое чистое во всех отношениях место. Чисты также обитающие здесь животные и растения, в частности, козы и можжевельник. Последний использовался в доисламских богослужениях, им окуривали святилища. Козы – отдельная история и отдельный вид наскальных рисунков.

Во-первых, винторогий козел, он же маркхор, национальный символ Пакистана. Во-вторых, согласно поверьям, феи пасут свои стада из коз. Люди, таким образом, повторяют их действия, подражая деятельности богов. Молочные узы в доисламских верованиях считались священными: совместное питье сырого козьего молока с мужчиной означало побратимство, с женщиной – запрет вступать с ней в брак. Как священные животные, козы использовались в различных видах ритуалов и в жертвоприношениях.

5. Схематичный и грубый рисунок горного козла на скале

Вот один любопытный пример из местных верований, описанный Йеттмаром. В честь старой женщины члены ее клана устраивали особый праздник. Делалась каменная площадка, в центр ставилась скамья, на которую сажали женщину. Все родственники собирались вокруг, перед женщиной ставили козу. Один из старейшин клана обращался к козе и просил оказать честь женщине, если та вела добродетельную жизнь. Если коза прикасалась к месту, где сидит женщина, считалась, что испытание выдержано, и начинался праздник. Сыновья могли отныне хвалиться, что их мать абсолютно чиста, подобно божественной козе, и хвастать этим во время ссор со своими противниками. Если же коза, проблеяв, убегала, это позор и для женщины, и для родни, которая уже никогда больше не скажет ей ни слова.

6. Тоже достаточно грубые рисунки коз

Кстати, и до сих пор к козам очень хорошее, можно сказать, почтительное отношение, несмотря на исчезновение старых традиций и господство ислама. Их берегут. Если, например, коза сломает ногу, ее не забивают, ее лечат. Вот такую красавицу с шиной на сломанной ноге довелось увидеть в одной из горных деревень к югу от Нанга Парбат. Пока не срастется кость, хромающую козу держат во внутреннем дворе и приносят ей корм.

7.

В качестве пояснения к ритуалу, описанному выше, – женщины в старые времена считались менее чистыми, нежели мужчины, особенно во время менструаций. Им запрещалось в такие дни приближаться к козам, чтобы не осквернять их. С этой целью хлева строились отдельно от деревенских домов, там жили только козы и пастухи. В наше время ничего не поменялось – выпасом коз занимаются исключительно мужчины.

8. Два горных козла. Фото Ивана Дементиевского

Несмотря на то, что горные козы – божественные существа, на них охотились. Это противоречие обходилось следующим образом. Считалось, что феи не отдают охотнику для убийства безупречное, чистое существо. По поверьям, сначала они сами убивают козу и съедают ее мясо. Затем кости собираются, засовываются в шкуру убитого животного, и оно оживает. Получается этакий козий Голем. Именно такую уже божественно убитую козу может убить и съесть охотник.

Охота была религиозным актом. Перед ней мужчина не имел права проводить ночь с женщиной и вообще как-либо грешить. Если же он совершал грех, можно было очиститься, окуривая себя дымом из можжевельника. Случилось однажды так (эта легенда была весьма распространена в Гилгит-Балтистане), что охотник, бродя по горам, поднялся в царство фей и увидел их за трапезой. Феи пригласили охотника отобедать с ними, но с условием, чтобы он не ломал костей козы, которую ест. Однако охотник, обсасывая реберную кость, случайно надломил ее. Потом феям, когда они «оживляли» козу, пришлось заменить сломанное ребро деревянной палкой. Впоследствии охотник убил козу и, разделывая ее, нашел внутри деревяшку.

9. Камень, полностью покрытый изображениями коз. Фото Ивана Дементиевского

Любопытно, что данные рисунки несколько отличаются от тех, что есть в индийской части Кашмира. Туда пока добраться не довелось, однако даже фотографий не нужно – ладакхские петроглифы изображал на своих картинах Николай Рерих.

10.

Рисунки коз на скалах имеют различный возраст. Некоторым сотни лет, другим – тысячи. Люди, селившиеся в Гилгит-Балтистане, обнаруживали наскальные рисунки и, как водится, находили им мифологическое объяснение.

11. Возможно, один из не очень старых рисунков. Фото Ивана Дементиевского

12. А вот такого красавца удалось найти мне

Царь-людоед, правивший Гилгитом, Шири Бадат назывался также владыкой животных. В ночь зимнего праздника, когда убивают коз и заготавливают мясо на зиму, людям запрещалось покидать дома. В это время снаружи ходит Шири Бадат, чтобы сделать на камнях новые изображения, в большинстве случаев – коз. Слышно, как он стучит. Если ему помешать, козы на следующий год останутся без приплода.

13.

***

Если продолжать в духе начала записи, однажды мальчик, бродя по Восточному Крыму, наткнулся на скифское захоронение. Оно было разграблено. В славные девяностые годы, когда распадался СССР, никому не было дела до памятников культуры, и кладоискатели не обошли вниманием скифский курган. Ночью мальчик влез внутрь с фонариком по лазу, оставленному грабителями.

В кургане в беспорядке вперемешку с камнями лежали кости людей. Было очевидно, что грабители перевернули все вверх дном в поисках драгоценностей. Я до сих пор помню, как словно из доисторических времен – скифское государство в Крыму достигло могущества в четвертом веке до нашей эры – смотрел на меня пустой черной глазницей кусок черепа.

Несмотря на некоторую жуткость, – в степи дул ветер, стрекотали ночные насекомые, а внутри кургана стояла мертвая тишина, и было зябко, – мне стало интересно, сохранила ли кость какую-то память о тех временах. Можно ли что-нибудь почувствовать? Я взял этот фрагмент черепа и поднес к носу. И ощутил едва уловимый запах… нет, не смерти и разложения, пожалуй, запах давно прошедшей жизни…

***

Петроглифы Гилгит-Балтистана в полной мере начали исследоваться учеными лишь в 1970-х годах. В это время уже вовсю строилось Каракорумское шоссе, соединяющее Пакистан с Китаем, и многие рисунки были уничтожены – скалы для прокладки дороги взрывали. Тем не менее, исследователи говорят о нескольких тысячах петроглифов, и неизвестно, сколько еще таких рисунков скрывается под песчаными дюнами.

Некоторые изображения маленькие по размеру, некоторые очень блеклые, некоторые почти стерлись. Есть шанс, что какой-то из них до сих пор еще никто не видел.

14. Маленькое изображение буддистского чортена

В поисках рисунков я забирался, куда только можно. Казалось бы, чего такого. Однако самое сложное – залезать на вершины скальных массивов или отдельно стоящих валунов вдоль Инда. Они, во-первых, обжигающе горячи – было ощущение, что хватаешься за раскаленную сковороду, во-вторых, под действием воды валуны стали гладкими и покатыми – ухватиться не за что, в-третьих, поверхность такого камня сама по себе скользкая, а тут руки мокрые от пота, в-четвертых, на шее болтается камнем фотокамера, а сзади радости добавляет фоторюкзак.

Но поиски оказались не напрасны. Несколько раз я забирался метров на десять вверх по очередному валуну, и видел с этой высоты рисунки, добраться до которых не было никакой возможности. Приходилось становиться враскоряку, как-то балансировать и, на вытянутой руке держа фотокамеру, делать снимки.

Так, например, был сфотографирован вот такой симпатичный бык.

15.

В попытке понять, что это за животное, легко зайти в тупик. Горбатые зебуобразные быки водятся в Пакистане и в Индии, но не в горной местности. В то же время нарисованный бык похож на яка – больно пушистый хвост, зачатки которого есть на рисунке, явно говорят в пользу ячьей теории.

Исследователи находили в Кашмире изображения яков. Причем это сцены охоты. Есть предположения, что люди в этом районе появились настолько давно, что еще охотились на диких яков в окрестных горах с помощью лука и стрел и собак. Як, на секундочку, был одомашнен в I тысячелетии до нашей эры. Диких яков сейчас очень мало, они водятся на Тибетском нагорье и в сопредельных горных областях, в том числе в Ладакхе и Каракоруме.

Если это як, то рисунку, как минимум полторы-две тысячи лет.

***

Еще одна картинка, за которой пришлось лезть высоко и далеко, сцена охоты, причем не охоты человека на зверя, а охоты зверя на зверя. Самые ранние изображения подобных сцен на территории Индостана датируются четвертым тысячелетием до нашей эры. Однако этот рисунок явно выполнен позднее, судя по его искусности.

16. Лучше снять не получилось – слишком высоко был петроглиф

Здесь изображен ирбис, он же снежный барс, которого до сих пор можно встретить как в Гималаях, так и в Каракоруме. Ирбисы отличаются от остальных кошачьих тем, что длина хвоста у них часто равна длине тела. На рисунке ирбис охотится на ибекса (горного козла). Внизу между ними изображено нечто, похожее на уробороса, однако однозначной трактовки нет, предлагаю только догадки.

Так называемый звериный стиль, в том числе изображение сцен охоты животных на животных, характерная черта искусства скифов. Восточная ветвь скифов, так называемые саки – сакские племена, в 200 году до нашей эры создали свое весьма аморфное, но государство, называемое индо-скифским царством.

17. Карта царства из Википедии

Около 80 года до нашей эры саки захватили Гандхару и Таксилу и надолго закрепились в этом регионе. Таким образом, рисунок сцены охоты мог быть сделан, начиная с 80 года до н.э., заканчивая 400 годом нашей эры, когда индо-скифское царство прекратило свое существование. Мотив уробороса – зверя, поедающего самого себя (чаще всего это змея, поедающая собственный хвост), так же был характерен для скифов. В то же время маркхор, за которым гонится снежный барс, в Пакистане называется еще и змееедом. Есть ли тут связь, и как соотносится сцена охоты с уроборосом, не знаю.

Интересно, что змей в Пакистане много сейчас и много было в незапамятные времена, однако исследователи отмечают, что это почти никак не отражено в наскальных рисунках. Мне встретилось только одно изображение змеи.

18.

19. А вот сцена охоты человека верхом на лошади на горного козла (фрагмент специально выделен). Слева – буддистская ступа

Интересно и то, что в Инде до сих пор водятся крокодилы, однако ни одного крокодильего петроглифа, насколько мне известно, в окрестностях нет.

***

Отдельная тема – столкновение цивилизаций в пределах одной и той же скальной площадки. Причем в прямом смысле слова. Наиболее красочный петроглиф на эту тему мне найти не удалось, поэтому привожу его здесь по книге уже упомянутого Карла Йеттмара. На фото хорошо видно, что некто главный (голова в ореоле) командует воинам атаковать буддистскую ступу, нарисованную значительно ранее. Предположительно, это исламские завоеватели увековечили смену эпох и замену буддизма исламом.

20.

Зато мне удалось найти другую сцену на эту тему. Вновь исламский, по всей видимости, воин верхом на коне атакует недостроенную (недорисованную) буддистскую ступу.

21.

Можно предположить, что все три ступы, изображенные на камне, разных эпох – это видно по технике исполнения. По крайней мере, самая права ступа – явно времен Гандхары. Недорисованная ступа, возможно, более позднего периода, не исключено, что это уже упадок буддизма, рисунок менее качественный, более грубый. Еще более схематичен атакующий воин.

Чтобы закрыть тему войны, вот любопытное изображение военной сцены. Если присмотреться, то видно, что часть воинов верхом, пешие – это лучники. В правой части петроглифа явно более поздний пририсован горный козел.

22. Фото Ивана Дементиевского

***

Наконец, мифические кони (см. первое фото в записи). Как это ни смешно, первое ощущение и первое объяснение оказалось верным. Кони действительно сказочные. Вот их рисунок для большей наглядности – на фото не видно деталей:

23.

Вот еще один конь, за которым следует горный козел, который гораздо меньше по размеру. Если обратить внимание на передние копыта коня, то видно, что одна нога согнута в колене.

24.

25.

Это колено не давало покоя и, как оказалось, оно является ключом к разгадке. Искать объяснения можно было только в специальной литературе, и та не на русском языке. И вот, что удалось найти…

Горные козлы, олени, лошади или сказочные невероятные животные, изображенные в коленопреклоненной позиции, – это типичный элемент искусства ахеменидов, то есть персов. Расширение империи ахеменидов и захват территории Гандхары и долин верхнего течения Инда происходило в годы правления Кира Великого, то есть в 559 – 529 годах до нашей эры. Таким образом, этим мифическим лошадкам 2 тысячи 540 лет плюс-минус 20-30 лет.

26. Коленопреклоненный крылатый конь. В отличие от греческого Пегаса, у этого коня крылья растут из задней части туловища. Лучше смотреть фото, отодвинувшись от экрана…

27. …или вот картинка

Эти мифические животные были нарисованы уникальной техникой во времена, когда едва зародился буддизм, когда до появления христианства оставалось более пятисот лет, а до появления ислама тысяча сто лет! Осознав это, я, если честно, потерял дар речи. Это похлеще любой машины времени. Это не музейные экспонаты, которые холят и лелеют, эти петроглифы пережили войны, наводнения, надругательства иноверцев и так далее и тому подобное и дошли до нас в первозданном виде.

28. Мифический зверь явно мужеского полу

Впечатления от увиденного передать трудно. Нечто сходное по ощущениям чувствуешь, играя на музыкальном инструменте произведение, сочиненное, например, в XVII веке и дошедшее до нас в табулатуре. В эти моменты исполнитель оживляет с помощью себя музыку, написанную двести-триста лет назад.

Столько же лет, сколько и лошадкам, вот этому воину, режущему козленка. Мужской наряд древних персов составляли так называемые анаксариды – меховые или кожаные штаны, кожаный кафтан с широким поясом и каймой на полах. Все это отчетливо видно на петроглифе.

29.

30. Чтобы понять масштаб петроглифа… Тут же с воином видны двое коней с фото 1, кроме того, над головой у Вани очень любопытное изображение лошади, оставшееся не разъясненным. Справа на камне видно изображение горного козла

Мифическое животное на фото 28 соседствует на одном камне со змеей с фото 18, вот таким горным козлом…

31.

…вот таким, возможно, грубо изображенным ирбисом (длинный хвост)…

32.

…и сценой охоты, которую здесь приводить не буду, так как качество совсем плохое. Поверх этих рисунков идет современная дебильная надпись (перечисленные сюжеты выделены цветом)

33.

***

Отдельно привожу петроглифы, которые, на мой взгляд, самые древние здесь. Просто несколько фотографий без комментариев.

34.

35. Предположительно, это лошадь

36. Любителям гуманоидов…

37. …и иноплнетян :)

***

Кстати, отгадки приходят постепенно и часто случайно. В прошлой записи я сетовал на то, что не могу объяснить вот это изображение:

38.

39. Есть сходство? Фото с сайта www.lovenlight.eu

В перелопаченных томах спецлитературы попался аналогичный рисунок, и даже в сети удалось найти аналог. Это аташдан — огненный переносной в виде сосуда (как на фото) или стационарный в виде платформы алтарь. На таких алтарях разжигают и поддерживают священные огни зороастризма. Споры об этой религии не утихают до сих пор, поскольку точной датировки жизни Заратустры нет. Наиболее вероятными, по косвенным данным, являются даты VII – VI и VI – первая половина V века до нашей эры.

Всего изображений алтарей зороастризма в Гилгит-Балтистане восемь. Я нашел не все. Очевидно, куда в скором времени я собираюсь? :) Предположительно, аташданы и другие символы зороастризма рисовали здесь купцы из Согдианы во время Кушанской империи (105 – 250 годы нашей эры).

Когда узнал, что петроглиф представляет собою аташдан, и посчитал, сколько времени ушло на поиски, на ум автоматически пришла фраза из любимого Иосифа Бродского «поэмой больше, человеком – Ницше». Конечно, я не сошел еще с ума, как дядя Фридрих, но петроглифы меня скоро доконают.

Оглавление записей из этой поездки
Запись 1: Начало
Запись 2: Контрасты
Запись 3: Колониальное прошлое
Запись 4: Дорога и беспокойство
Запись 5: Кровать на двоих
Запись 6: Смерть меня подождет или что такое пакистанские больницы
Запись 7: Реанимация номер 2 или спасибо исмаилитам
Запись 8: Конец песенки
Запись 9: Нестраховой страховой случай
Запись 10: Одиночество – сука
Запись 11: Минутка славы
Запись 12: Христианские церкви Пакистана
Запись 13: Камень преткновения
Запись 14: Так говорил Заратустра. Эта запись
Запись 15: Хунза – страна вегетарианцев-долгожителей
Запись 16: Многая лета жителям Хунзы

7 комментариев

  1. Такая параллель в голове вырисовалась — гиганты с расставленными в стороны руками и передвижной алтарь могли обозначать одно и тоже.

  2. Спасибо большое за рассказ, очень интересно, особенно наложение петроглифов разных эпох — как, например, мусульманские всадники, нападающие на ступы. Очень красивые сказочные кони.

  3. Владимир Глухов

    Вот. Я же говорил — археолог.))
    Сам такой… 15 сезонов откопал в Таджикистане.

  4. чортен, а также то , что вы называете ступами на 21 и 19 изображениях простые технические устройства, подобные изваяния из камня установленны в у источчников вод, крупных построек и в некоторых (в большинстве древних) храмах.
    аташдан — огненный переносной в виде сосуда, и изображение на камне вещи разные, у ашдана оба светильника направлены в верх, и по сути представляют собой масляную лампу, с ёмкостью посредине, а на камне тех фигня.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *