Утро началось с поиска с закрытыми глазами бутылки лимонада. Бутылка нашлась, но лимонада там не оказалось. Прискорбно! Значит, пора вставать. Вообще каждое утро в 11.00 просыпаюсь с прискорбием, а если день начинается в 8 утра, то я просто в трауре. Даже когда в отпуске.

Полудремотное состояние – вещь ужасная. Поэтому стоило быстро продраться сквозь технические процессы: умывание, чистку зубов, сборы, проверку состояния велосипеда: накачку колес, проверку тормозов, смазывание цепи и пр., в конце концов вынос велосипеда за калитку – все! Теперь можно садиться и получать впечатления. И сон тут же улетучивается.

Выехали. Сразу начинается подъем. Он продлится ближайшие полчаса. Ноги хотят работы. В такие моменты ездить хочется только почти на самом пределе сил, чтобы без остановки, иначе скучно и неинтересно, и впечатлений в единицу времени поступает мало.
Пересекаем трассу, едем все выше, выше, наконец машин больше нет, но подъем продолжается. Конец цивилизованного мира обозначен буколическим плакатом:

Здорово, когда входишь в ритм: ноги крутят педали сами и существуют как бы отдельно, так как дыхание слегка учащенное и не сбивается. Даже в гору так можно ехать практически бесконечно, однако не здесь. Здесь слишком жарко. И хотя на небе облака, солнце все равно греет. Удушающая жара взвинчивает пульс. Первой сдает голова – у нее повышается температура, появляется ощущение обруча на лбу. Пот течет в глаза, стекает по вискам и дальше по лицу. Остывающие струи его засыхают на горле и шее. Во рту начинается засуха. Маленький глоток воды. Вместе с ним с губ проникает внутрь соленая горечь. Футболка и шорты быстро и качественно превращаются в мокрые тряпки. Остывать не получается, приходится останавливаться, ждать с полминуты, пока легкие не накачают в кровь побольше воздуха.

И постепенно накапливается злоба. Я хочу ехать быстрее! Почему мой организм мне в этом отказывает? Какое он имеет право? Он ведь лишает меня возможности получить как можно больше впечатлений, этих кусочков жизни. Меня попросту обворовывают! Злоба уже клокочет, распирает, и я начинаю неистово ругаться, сначала про себя, а потом вслух.

Злоба эта абстрактна, она никуда не направлена. В такие моменты во мне уживаются два разных человека – один рабочая лошадь, другой – турист, которого везут. И пока первый выдает на-гора кучу инвектив, второй видит каждую ухмылку идущей рядом горной гряды, видит, как меняются выражения этих каменных лиц. Вот качнулась ветка… пролетела птица… дорогу медленно переползает жужелица, ее надо объехать… Наконец корова. Такая же белая, как и молоко. Белизна в квадрате. Невозмутимость. Равнодушие. Ярость улетучивается без остатка.

2.

В детстве я был уверен, что корова дает молоко всегда. Когда узнал, что это не так, что сначала она должна родить и только потом появится молоко, испытал страшное разочарование. В каждом из нас точно живет ребенок. Помнится, у одной знакомой целый день было плохое настроение, когда разрушилось одно из ее детских убеждений: до двадцати лет она считала, что воробьи – это птенцы голубей.

Почему-то в сознательном возрасте мы часто запираем дверь в детство, и даже порою забываем дорогу туда. Но оно, бывает, напоминает о себе.

…это как в доме, где только лишь ветошь пылится,
вдруг ни с того ни с сего зажигается свет,
нет, да и скрипнет, то лестница, то половица.

***

В советское время часто шутили:
– Куда ведут все дороги в Крыму?.. – Правильно! К даче Горбачева.
Она вот почти на самом мысу и стоит, который выдается в море длиннее других и находится дальше всех. Ну, не самом, но где-то там.

3.

Спроектирована дача была так, что с шоссе виден только небольшой фрагмент крыши одного из зданий. Если кто-то вдруг решал остановить машину, выйти и посмотреть, из лесу тут же появлялись дяди в штатском и при оружии и говорили:
– Садитесь в машину и поезжайте дальше.
– Да-да, конечно! А вы кто, ребят?
– А мы лесники.

***

Мы доехали до магазина. В чем плюсы этих заведений? Там есть не только еда, но и вода. Холодная! Она заливается во фляги, льется на голову, в кепку, за шиворот. Температура тела падает до нормальной, следовательно, увеличивается скорость движения. Правда, свежесть быстро высыхает и испаряется.

В магазине удалось купить украинскую сестру нашей «Аленки». Правда, по вкусу это была не шоколадка вообще, но кто я такой, чтобы судить? Голодный велосипедист съест все, даже с оберткой.

4.

В магазине, расположенном выше большого шоссе, жизнь течет вяло – под диктат старого вентилятора. Продавщицу словно навеки сморил сон. Лишь у случайных покупателей удивленные лица. Яркий «сникерс» мирно соседствует с засиженным мухами плиточным ирисом, весы на стойке новые, электронные, но пахнет свежевымытым полом советского госучреждения, и в углу стоит деревянная швабра с тряпкой, а под прилавок лениво уходит беременная кошка неопределенной масти. Равнодушное «спасибо за покупку, приходите еще» сопровождается удивленно поднятой бровью в ответ на не менее равнодушное «не за что, придем». И липкие ленты с приклеенными мухами плавно покачиваются возле лица продавщицы.

***

Едем дальше. Единственные перерывы в движении, на которые я согласен без скрипа душевного, – для фотографирования.

5.

Очень хорошо идти по этой трассе пешком, но тогда не будет такого возбужденно-напряженного состояния, которое дает адреналин, ведь на спусках едешь с огромной скоростью по серпантину, не зная, что ждет за поворотом.

Но иногда ехать вообще не получается. На шоссе встречаются обвалы, и приходится карабкаться по камням.

6.

Разумеется, это шутка. :) Просто удали молодецкой (или дури?) в голове столько, что хочется почувствовать, а каково лезть по скалам да еще и с велосипедом? (Кстати, достаточно удобно.)

***

После половины пути начинается резкий спуск вниз, идет потеря высоты – более ста метров. С одной стороны, вниз ехать всегда приятно, с другой, эти сто метров придется снова набирать. Дорога «серпантинит» все сильнее. Скорость больше и больше, даже на поворотах тормозить не хочется, и мы почти не делаем этого, закладывая виражи буквально на грани падения. Временами скорость значительно за 50 км/ч. Показателем является кепка на моей голове, которую при 50 начинает с головы срывать. А здесь кепку приходится постоянно придерживать. Это нехорошо, и я натягиваю регулировочный ремешок кепки на переносицу. Так не сорвет.

Внезапно слева к шоссе примыкает дорога, идущая снизу, качество асфальта становится превосходным, но горка вниз кончается, и появляются машины. Это дорога на перевал. Но сначала на пути будет Форосская церковь. Помню время, когда ее реставрировали. Людей было мало, в основном туристы проходили мимо здания и шли на край обрыва смотреть вниз. Джеки Чан снимал здесь один из своих фильмов. Сейчас все по-другому. Нас одна за одной обгоняют машины свадебных кортежей – сегодня выходной день, и идут свадьбы, венчания…

У церкви толчея из туристов, участников брачной церемонии и где-то в самой середине (классное слово!) – брачующиеся. Наряд невесты белизны белоснежной. Она выглядит в нем, будто зефир, даже откусить хочется. А для жениха жизнь уже закончена – он, черно-суконный, утирает пот со лба.

Я тоже утираю пот со лба, но у меня жизнь сейчас начнется – впереди появился очередной ларек с холодной водой. Быть может, это слишком прозаично, но все равно. Закипающий мозг необходимо залить. Есть, от чего возвести очи горе.

7.

Выливаю на себя всю бутылку и с удовольствием чувствую, как вода стекает даже в кеды. Судя по ощущениям, от меня должен идти пар. Пытаюсь сфотографировать Сашу, но кадры не удаются – слишком много машин и людей.

8.

И пора ехать отсюда, очень уж шумно. Еще несколько витков серпантина вверх, и выезжаем на перевал. Его символизирует арка. По эту сторону Форос, по ту – Байдарская долина. Времени, к сожалению, остается мало, поэтому за перевал мы не поедем (я это сделаю двумя днями позже).

9.

Отсюда открывается очень хороший вид на церковь. К сожалению, все портит ЛЭП, опора которой стоит рядом. Пережевывая взятый с собой инжир, слегка размякший от долгой поездки, смотрим на гору, с которой спустились вчера пешком. Она слева. Чтобы сфотографировать как следует, пришлось забежать на верх арки.

10.

Обратный путь начинается весело – едем под горку по хорошему шоссе, это значит, берегитесь все. И действительно, проезжая снова мимо церкви, едва успеваем уворачиваться от маневрирующих автомобилей и снующих по дороге туристов, которые пытаются отойти подальше от храма, дабы получить хороший панорамный кадр.
Спустя некоторое время въезжаем под знак «въезд запрещен». Шоссе снова безжизненно, оно идет в гору, и я жду, когда смогу увидеть какую-то надпись шириной во всю дорогу. На пути сюда разглядеть ничего не удалось из-за большой скорости, а тормозить не хотелось. Ну вот, пожалуйста. Это к вопросу о ксенофобии.

11.

На всякий случай – сверху написано «Дякую тобi, Боже, що я не москаль», а вторая надпись гласит, что «USA – отрыжка человечества». Кто-то старался! Ехал специально на машине, вез краску…

Чем приятно пустое шоссе? Можно надпись написать, можно вензеля выписывать на нем какие угодно, а можно, как Ходжа Насреддин, отдохнуть прямо посреди дороги – никто слова не скажет.

12.

13.

Главное помнить, что иногда дорогу не только размывает ручьем, что рано или поздно приведет к новым оползням…

14.

…но и камушки падают. Защитных стен никто не делает, поэтому камушки выкатываются на дорогу и их надо объезжать, думая всякий раз, «хорошо, что они упали не на нас».

15.

Назад мы уже торопились, так как Саше не только надо было собраться в отъезд, но еще и забабахать отвальную. С этой целью мы, как вернулись в Алупку, кинулись по закрывающимся уже магазинам и успели перехватить несколько рыбных деликатесов, сыр, хлеб, что-то к чаю, а также некоторое количество лимонада «Крым» (ну почему его у нас не производят, а?)… В общем, день прошел хорошо, но мало!

16.

Другие записи про Крым из этой поездки:
Запись 1: Москва – Алупка
Запись 2: По городу
Запись 3: На велосипеде по яйле раз
Запись 4: На велосипеде по яйле два
Запись 5: Старое Севастопольское шоссе
Запись 6: Много крови!
Запись 7: Затерянный мир
Запись 8: Пешком по горам раз
Запись 9: Пешком по горам два
Запись 10: Байдарские ворота. Эта запись
Запись 11: Прощальное

2 комментария

  1. Мне понравилось. Я в этих местах был в 2012 году. Дачу Горбачева ( Януковича на тот момент) видел взобравшись на близлежащие скалы. А через Байдарский перевал ходил на г.Чху-Баир и г.Форос.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *