Утром поднялись рано, покидали вещи в рюкзаки, позавтракали и двинули в аэропорт, который буквально в 40 метрах от гостиницы. Эти метры особо ленивые, говорят, могут преодолеть вот на таком шаттле, но зачем?

1.

На самом деле в этом прицепе возят постояльцев суперотеля, который находится довольно далеко от Джомсома.
Сдали вещи в багаж, прошли через досмотр (мужчин не досматривали вообще почти, а женщин почему-то шмонали вплоть до нижнего белья) и загрузились в самолет, рассчитанный максимум на 20 человек.

Так как лететь должны были над горами, я взял наизготовку фотоаппарат и, как только самолет набрал высоту, уткнулся объективом в иллюминатор. Делал фотографию за фотографией, пока в один момент не осознал, что в глазу будто что-то мешает. Потер глаз, никакого эффекта, посмотрел объектив – вроде чистый. Тогда посмотрел на иллюминатор… И увидел такое, что сердце сразу вспомнило о пятках…

Правда, спустя секунду я уже давился от смеха. Ну, разумеется, кто даст денег на техобслуживание самолета, если он летает на высоте не более четырех километров? Ну, подумаешь, трещина в иллюминаторе! Заклей скотчем и лети дальше. Посмотрев на другие окошки, увидел и там тщательно заделанные трещины. Моя, правда, уже расползлась дальше за границы скотча…

2.

В общем, в дальнейшем, я старался фотографировать так, чтобы артефакт в объектив не попадал.

3. Пилоты во время полета разговаривают и смеются, к ним в кабину можно заглянуть

4. Вот так сверху выглядят непальские ступенчатые поля

Надо сказать, что пилоты оказались еще те лихачи. Когда долетели до Покхары и внизу показался аэродром, самолет завис над ним на высоте метров четырехсот, после чего пилот развернул машину брюхом кверху, и она ухнула вниз так, как это делали бомбардировщики в Великую Отечественную во время прицельного бомбометания.

Спустя буквально минуту мы приземлились.

5.

В аэропорту прождали около часа, так как багаж девчонок грузчики забыли в Джомсоме. Пришлось немного пошуметь с сотрудниками аэропорта, но дело быстро уладилось, благо багажные квитанции были в порядке. Рюкзаки прилетели следующим рейсом.

***

Покхара – это город-курорт для иностранцев и по совместительству вотчина хиппи, здесь чудовищное количество магазинчиков и лавочек, где можно купить все – от серебряных сережек до палаток и спальников. Здесь хорошие отели, здесь хорошие забегаловки (Everest steak house рекомендую всем!), здесь на каждом углу очень дешево можно купить свежевыжатые соки.

Но для себя нашел три неприятных вещи: 1. Наркота продается на каждом углу (это не преувеличение), причем ее все время настырно предлагают; 2. Все цирюльники постоянно зазывают побриться (удивительно, но факт: в Непале мужчины ходят либо гладко выбритыми, либо с бородами, промежуточных стадий нет); 3. В Покхаре очень влажный климат и очень тяжело дышать после чистого горного воздуха.

Марихуаной торгуют в основном мальчики лет 17. Выглядит это так: аскетичного вида паренек подходит и очень учтиво на хорошем английском начинает разговаривать, практически не делая пауз между фразами (этакий поток сознания): «Здравствуйте-как ваши дела-очень рад вас видеть-очень приятно с вами разговаривать-вот вам моя рука-(протягивает руку)-почему вы не хотите пожать ее-ну-до свидания-удачного вам дня». Отстают они быстро, но это с лихвой компенсируется частотой подходов – на особо «урожайном» участке в течение минут пяти подвалили три таких мальчика, причем, судя по внешнему виду и манере разговаривать, они должны быть хотя бы дальними родственниками.

Цирюльники орудуют допотопными ножницами и опасными бритвами. Сложилось впечатление, что лезвие с каждым новым клиентом остается прежним. Видя мою двухнедельную щетину, каждый цирюльник с улыбкой делал одной рукой зазывающие жесты а второй, в которой держал бритву, начинал производить некие кромсательные движения.
Боязнь заработать легкий сифилис через непродезинфицированное лезвие, равно как и боязнь быть зарезанным привели к тому, что щетина сохранилась до Москвы.

Во всех турагентствах говорят, что в Непале нельзя есть свежие овощи, пить свежие соки – это может плохо сказаться на желудке. Не знаю, но мы выпивали сок по 4-5 раз в день – от него просто невозможно оторваться, особенно на ура шли арбузный и манговый, ели в местных забегаловках все вплоть до салатов – без малейших эффектов. Возможно, это потому, что за время трека желудки адаптировались к местной микрофлоре.

Еще один местный колорит – гостиницы. Здесь один из менеджеров нас довел до белого каления, так что пришлось даже доставать пресс-карты. В Покхаре большая влажность, и весенними ночами спать без кондиционера невозможно. Кондиционеры в основном не очень новые – в нашем номере был с надписью made in USSR и гудел как хороший трактор, но это еще полбеды. При заселении пришлось долго торговаться с менеджером относительно стоимости номера.

6. Непалка на берегу озера Фева работае серпом на участке

В итоге сбавили цену до приемлемой, менеджер повел показывать комнаты, но, когда ключи уже перешли из рук в руки, оказалось, что за включение кондиционера надо доплатить. Мы начали разубеждать этого двадцатилетнего мальчика при галстуке, в пиджачке и брюках, ведь мы все вчетвером слышали, как он объявил стоимость за номер с кондиционером. Мальчик, гадко улыбаясь, стоял на своем.

Дебаты, не соврать, продолжались минут двадцать, и первой не выдержала Настя. Дело в том, что ее обветренная и обожженная солнцем губа в местном климате резко ухудшилась и стала болеть. Я видел, как постепенно она накалялась, реплики становились все резче… Дурак-менеджер не понимал, что еще пара гадких улыбок, и он просто слетит с балкона (наши номера были на втором этаже гостиницы, и мы продолжали дискутировать на тему кондиционера на балконе).

Причем к этому мне даже не придется прикладывать руку – Настя его вышвырнет, не вынимая рук из карманов – слишком уж низкоросленьким он был. В итоге, дабы избежать смертоубийства, я достал пресс-карту и загнул историю о том, что мы отправлены нашим государством в трек вокруг Аннапурны с тем, чтобы написать об этом репортаж. «Неужели вы хотите, чтобы весь мир знал, как в Покхаре обманывают туристов в гостиницах?»

Пресс-карта возымела действие – улыбка погасла, глазки забегали, но менеджер все равно стоял на своем – за кондей платите отдельно. Возможно, стоило дожать, но мы плюнули, хотелось быстрее выйти в город. Однако самое веселое произошло ночью…

Пока же мы кинули вещи и двинули по магазинам, забегаловкам, сокам… Практически моментально купили и оделись во все местное и стали закупать сувениры.

7. Коровы – священные животные и посему лежат, где вздумается

8. Дебюсси, «Девушка с волосами цвета льна» :) На самом деле это такая шапка волосатая

Раз за разом возвращались в гостиницу с полными руками покупок. Я уже научился загодя распознавать торговцев марихуаной и предвосхищал все их поползновения, издали отрицательно качая головой. С цирюльниками так не получалось, они все равно мечтательно на меня глядели, а руки с зажатыми в них ржавыми лезвиями мечтательно кромсали воздух.

9. Снова корова

Вечером, устав от покупок и опухнув от выпитого сока, решили пойти в ресторанчик на берегу озера Фева. Здесь повстречались с четырьмя русскими дядьками, которые только-только приехали в Покхару и через день собирались подняться на перевал. очень самонадеянные товарищи! Трое были бизнесменами, а заводилой у них был дядька, который все время нес ахинею относительно того, что Непал это место силы, что он чувствует здесь мощную энергетику и т.д.

Видно было, что в этом квартете он главный вдохновитель и движущая сила, троице бизнесменов явно не хватало экзотики. Один из них рассказал, как решил попробовать местной дури и выкурил подряд несколько косяков. Противу ожиданий, два косяка не подействовали, однако впоследствии дядю «накрыло», причем так, что повторять опыт он не хочет.

Все эти рассказы шли под бутылку теплого белого вина, и в самый разгар распускания павлиньих хвостов мы встали, попрощались и ушли.

10. Музыканты в ресторанчике

К ночи расстались с девчонками – их способность ходить по магазинам удивила даже Настю :), пришли в гостиницу и бухнулись по койкам с намерением как следует выспаться, потому что рано утром хотели встать и пойти кататься на лодке по озеру. Но выспаться не получилось…

11. Опять в магазине. Настя прикрывает обожженную губу

Если дать себе установку, что нельзя засыпать надолго, я спокойно могу заснуть на 5-10 минут, потом проснуться и продолжить функционировать как ни в чем не бывало. Однако если тормоза отпустить, сплю, как обычный человек. Поэтому когда в ночи кто-то стал ломать дверь в наш номер, я поначалу вообще не понял что происходит.

Выплывая из глубин сна, я слышал, как на мерный рокот работающего кондиционера накладывались громкие удары руками и ногами в дверь и крики. Почему-то в номере горел свет, хотя, перед тем, как лечь, мы его погасили. Настя уже не спала и смотрела на меня, но было видно, что она тоже не понимает происходящее.

Я с опаской подошел к двери, содрогавшейся под напором тел, которые в нее бились. Судя по голосам, человек было минимум двое. Причем мужиков. Крики состояли из нечленораздельных проклятий на английском. Здесь я проснулся окончательно, и стало страшно – начал приглядываться к стулу – стоило отломить ножку, чтобы было чем встретить нападающих, если дверь не выдержит. Прокручивая в голове эту ситуацию, я стукнул кулаком по двери и проорал по-английски «в чем дело?».

Удары стихли, потом возобновились с новой силой, но потом снова стихли. Мимо зашторенного окна промелькнули две тени…

Мы подождали еще некоторое время, пытаясь понять, что это было и кто эти люди, но в голову ничего путного не пришло, потому решили оставить разборку до утра. Но на этом приключения не кончились…

В пять утра зазвенел будильник. Решили открыть дверь и впустить в комнату побольше свежего воздуха, потому как made in USSR кондей работал из рук вон плохо. Однако дверь оказалась запертой снаружи. Сколько я ни бился, все было бесполезно. В большинстве домов и гостиниц Непала у дверей два засова – наружный и внутренний, об этом всегда стоит помнить.

В номере был телефон, но, сняв трубку, я убедился, что он мертв, хотя еще вечером работал. Стучать кулаком в стену в комнату девчонок было бесполезно: в отличие от хибарок на треке это здание было сделано на совесть – кирпич и штукатурка. Девчонки тем более ничего бы не услышали, потому что будить всех должен был я.

Стали думать с Настей, как быть. Оба сошлись во мнении, что все происходящее явно дело рук менеджера, с которым спорили накануне, – слишком уж много совпадений: мужики, ломящиеся в дверь, собственно, запертая дверь, неработающий телефон… Можно, конечно, было дождаться, когда девчонки проснутся, но пропускать утреннюю поездку по озеру на лодках не хотелось. И тогда я посмотрел на окно…

Номера в гостинице занимали всю ширину здания – с одной стороны наружный коридор, куда выходит окно номера, забранное частой решеткой, которую можно только распилить, и входная дверь. Зато с другой стороны балкон. Выйдя на него, я перегнулся через балюстраду и посмотрел вниз. Прыгать со второго этажа не хотелось: во-первых, высоко, во-вторых, сумерки – не видно, куда приземляться.

Сразу под балюстрадой шел небольшой бетонный карниз, достаточно широкий, чтобы на него можно было встать, поставив ступни боком, но слишком узкий, так что идти по нему можно было впритирку к стене, и только держась руками за что-либо. Плохо было то, что карниз сделали наподобие ската под углом вниз примерно 45 градусов.

Я решил рискнуть – по карнизу добраться до номера девчонок, влезть на балкон, разбудить их и попросить открыть нашу дверь. Единственная сложность – за что держаться? Стена кирпичная, не уцепишься, а идти по карнизу метра три… Чтобы сцепление было лучше, стоило идти босиком.

Перелез через балюстраду, встал на карниз, сделал по нему большой шаг и, держась одной рукой за перила, стал второй ощупывать стену здания. Между кирпичами удалось обнаружить несколько зазоров, за которые вроде получалось ухватиться. Вцепившись пальцами в кирпич так, будто собирался его выдернуть, я отпустил перила и стал продвигаться вперед.

В голове в это время носились две мысли: «а что если карниз слишком тонок, ведь снизу я его не видел, а тут какое-то крошево из-под ног сыпется…» и «почему пальцы начинают потеть и соскальзывать?» Чтобы отвлечься, переключился на третью мысль: в саду гостиницы находился небольшой водоем, в котором даже плавали какие-то рыбины. Я представил, как спущусь вниз, дойду до конторки менеджера, вытащу его оттуда за галстук, дотащу до этого прудика и пару раз притоплю. После чего позову Настю и отдам мальчонку ей на растерзание.

С этими приятными думами я вступил на соседний балкон. Спали девчонки крепко, но стучать в окно – это не то, что стучать в кирпичную стену, и они все-таки проснулись. С трудом удалось объяснить, что произошло – сквозь окно были видны только два завернутых в простыню тела и две пары сонных, но очень больших от испуга глаз.

В конце концов дверь девчонки нам открыли (как и предполагалось, она оказалась запертой снаружи на засов), но потом снова повалились спать, так что возвращаться назад пришлось опять по карнизу. Но опыт – дело великое – на этот раз удалось преодолеть три метра без допинговых мыслей.

Как только вернулся, мы с Настей двинули в сторону менеджера. Но ему повезло – он успел смениться. Так что мы только обрисовали сидящей за конторкой девушке ситуацию и спросили, в чем дело. Был поднят на ноги персонал: вызван охранник и разбужены мальчики из обслуги, однако никто ничего не видел и не слышал. Охранник поднялся к нам в номер, где мы ему в красках рассказали, что было. В итоге девушка за конторкой извинилась за случившееся и обещала разобраться.

В общем, достоверно выяснить ничего не удалось, но самым правдоподобным предположением оказалось следующее: на одном этаже с нами жили два француза и как раз накануне они явились здорово навеселе. Видимо, просто перепутали дверь. Однако почему-то по-прежнему хотелось утопить менеджера…

Так что с небольшой задержкой, но мы все же пришли к лодочной станции на озере, по пути отмахнувшись от ранних аскетичных мальчиков со свежим набором каннабиса. Мне давно уже хотелось посидеть на веслах, поэтому заранее решили взять одну лодку на четверых. Не вышло…

12.

Непальцы не знают, что такое весла на уключинах. Все лодки управляются лодочником, который сидит сзади и работает только одним веслом, попеременно гребя то с правого борта, то с левого. Из-за этого лодка движется крайне медленно. Лучший выход – нанять двух гребцов, тогда скорость будет как раз такой, как если бы один человек сидел на нормальных веслах с нормальными уключинами. У нас гребец был один.

Сначала поплыли на остров, на котором располагается храм, очень популярный у молодоженов, если не путаю ничего.

13. На острове

14. При входе положено снимать обувь, и оставлять снаружи кожаные вещи

15. Храм с воды

Радость от поездки омрачалась тем, что настина губа за два дня в местном климате стала чувствовать себя еще хуже и к тому же начала сильно болеть, так что Настя превратилась в женщину Востока, ибо прятала лицо. У меня постепенно созревала мысль, что ее стоит отвезти к врачу, хотя я ее всячески успокаивал, потому что сталкивался с солнечными ожогами не раз, и все всегда проходило без малейших следов.

16.

Мы надеялись увидеть хорошие перспективы, ведь озеро Фева знаменито именно тем, что с него открывается вид на всю гряду Аннапурн целиком. Однако не повезло – из-за тропической жары стоял густой туман.

17. Лодочник на отдыхе

18. Старые лодки

После острова поехали на другой берег озера, чтобы подняться к старинной ступе на вершине небольшого холма. Как только пристали к берегу, девчонки сразу же убежали вперед, а мы с Настей медленно пошли – она что-то совсем приуныла, и я сказал, что, как вернемся, поедем узнавать на ее шкуре, что такое непальская медицина. До ступы не дошли, стало совсем жарко, поэтому вернулись к лодке с полпути и сели под тень зонтика в прибрежной забегаловке.

19. Орхидеи в Непале дикие, растут сами по себе

Я всячески старался Настю взбодрить, в меню, например, обнаружились блины с хнёй :), но развеселить ее не удавалось.

20. Что за хня? Это блины с хнёй (имелось в виду, что с медом, но «о» пропущено)

21.

Вскоре вернулись девчонки, и мы пустились в обратный путь. Наш гребец ворчал, что мы уж больно задержались, поэтому мне было выдано второе весло, и на пару пошло веселее. Даже Настя смеялась, вспомнив старый анекдот:

Как стало известно иностранным журналистам, делающим репортаж с чемпионата мира по гребле, во всех лодках сидят гребцы, а вот в российской лодке находятся два загадочных существа – Гребибля и Гребубля.

***

Местные больницы достойны отдельного рассказа. Не буду о них писать, просто скажу, что настины тревоги за ланиты сняло как рукой – принимавший нас непальский врач прекрасно говорил по-русски, потому что учился в Москве и женат на русской. Радостный вздох облегчения и вопль «я доверяю российской медицине» пронесся над всей Покхарой, ударился в гряду Аннапурн и вознесся в небо. И действительно, уже через два дня, в Пакистане, Настя перестала ходить как восточная женщина.

Кстати, все лекарства, которые выписал врач, были индийского производства. Аналог кларитина, антибиотик и что-то зудоснимающее кругом бегом обошлись нам рублей в 250. Врач объяснил, что индийские лекарства в разы меньше стоят, чем европейские, а эффект тот же.

Оставшуюся часть дня бродили по Покхаре, покупали сувениры, обпивались свежими соками и все время ели, ели, ели… :)

22. Корова – священное животное

23. Веселая женщина Востока – русская медицина непальского разлива творит чудеса

24. Когда продажи не идут, можно поболтать

25. Освобожденная женщина Востока смотрит на ночную Покхару. Чувствую себя товарищем Суховым :)

Весь следующий день (около семи часов) ехали в Катманду. Почти весь путь я проехал на крыше автобуса, так что все фотографии в следующей записи будут про дорогу, дома и людей, благо точка обзора была замечательной!

метки: