В Пакистане мы провели примерно пятнадцать часов. Ибо транзитом. Именно поэтому для меня он в первую очередь стал страной чудовищной жары, отвратительных запахов, вкуснейшей еды, Индийского океана, неимоверных автобусов и восточных сладостей. Именно в указанной последовательности. Все остальное просто не успели увидеть, главным образом потому, что решили искупаться в океане не только вечером, но и утром.

И не прогадали! Зато непосещенными остались несколько достопримечательностей, в том числе одна из самых больших мечетей в мире. Ну, это в скором времени будет исправлено :) За качество фотографий извиняюсь, но снимать приходилось либо глубокой ночью, либо на бегу, либо по ходу – из машины, посему камера в основном работала в режиме цифромыльницы.

1.

Со сборами в Катманду совсем забыли поесть. Сдуру прошли регистрацию и попали в зал ожидания, откуда выйти уже было нельзя. Из съедобного здесь лишь автомат с 15-литровой бутылкой с водой и единственной кружкой, из которой пили все – от полицейского, следившего за порядком в зале, до самого последнего пассажира. Разумеется, европейцы и американцы на пушечный выстрел не подходили к бутыли, я же смотрел на это поспокойней, потому как в памяти живы еще очереди в советские ларьки за квасом или пивом. То, как мылись в этих ларьках стаканы, никак не соответствовало санитарным нормам, однако продавщицы всегда делали это с такой уверенностью, что любой человек пил тот же квас без опасений подхватить что-либо.

Завтрак в самолете был умят с рекордной скоростью, после чего мы озадачили стюардессу просьбами о добавке и принялись созерцать, как едят пакистанцы и непальцы. Надо сказать, их был полон самолет, причем процентов девяносто непальцев летело впервые. Во время рулежки и пробега, несмотря на увещевания стюардесс, все пассажиры, сидевшие в центральном ряду, отстегнули ремни и кинулись к иллюминаторам наблюдать взлет. Зрелище было настолько захватывающим, что опосля в ближайший туалет выстроилась солидная очередь. На лицах ожидающих входа были написаны нетерпение и интерес, на лицах вышедших из кабинки – исключительно благоговение – вакуумное всасывание при спуске заставляет даже привычных людей нервно вздрагивать и отворачиваться от туалетной бездны с истомой в сердце.

Точно такие же лица – с нетерпением и интересом – были, когда раздали подносы с едой. На этих лицах также появлялось благоговение, когда, съев все предложенное и выпив кипяток с пирожным, несчастные аборигены напоследок начинали высасывать кетчуп и кофе из пакетиков. Сочетание шоколадного пирожного с кетчупом «чили» – это не хуже вакуумного всасывания!

Милая стюардесса не оставила нас голодными и принесла добавки, так что скоро наступил временный пароксизм довольства, и в голове появились первые мысли. Были сделаны попытки поразмышлять о том, что ждет в Пакистане. Сведения, в общем, были достаточно скудными и противоречивыми. Когда я покупал билет, то задал вопрос, можно ли будет в Карачи за 15 часов успеть искупаться, посмотреть город и т.д. В ответ послышалось категорическое «нет!», оказывается, в Пакистане вообще и в Карачи в частности режут, убивают и взрывают каждый божий день.

Изложение этих тезисов в соответствующих ЖЖ-сообществах вызвало гомерический хохот, там посоветовали плюнуть на все слюной и делать, что душе угодно. Так мы и поступили.

Все формальности по прилете в аэропорт ограничились изъятием паспортов – пребывание в Пакистане менее суток считается транзитом и не требует визы (эх, даже штампик не поставили :( ), после чего нас передали с рук на руки небезызвестному Саше-Робину, который встречает практически всех российских туристов здесь. Говорят, что он это делает, даже если с ним заранее не договариваться, видимо, имеет доступ к списку пассажиров рейсов Пакистанских авиалиний. Так или иначе, Саша очень неплохо говорил по-русски, оказывается, в лихие 90-е толпа наших челноков, едущих в Пакистан за товаром, была столь огромной, что многие пакистанцы легко и непринужденно выучили язык (правда, в основном мат и фразы из серии «а у меня дешевле»).

2. Саша-Робин, Настя и я в гостинице. Ждем, пока оформят документы

Расспрашивая Сашу о том, что можно успеть сделать за 15 часов, вышли из аэропорта, и тут… кончился воздух. До сих пор мне не доводилось бывать в климате, где влажность зашкаливает за 100% при температуре градусов под 35 (дело было глубоким вечером, так что это еще прохладно). Пока я слабо перхал, держась за грудь и с тоской глядел на здание аэропорта, который отлично кондиционирован, Саша сообщил, что можно осмотреть пару-тройку стоящих достопримечательностей, съездить на местный рынок, купить кучу замечательных товаров пакистанского производства, поехать на побережье искупаться.

За три минуты пути от кондиционера к кондиционеру аэропорта к машине наши тела покрылись липким потом – почему-то все время в голове вставал образ березового веника и фраза «протопи ты мне баньку по-белому», поэтому идея броситься в Волгу в Индийский океан выдвинулась на первый план.

Гостиницу опишу позже, а пока мы доехали до нее, кинули вещи, поели и двинули в сторону океана. По пути я попросил выключить кондиционер и открыл окно, чтобы в полной мере насладиться ароматами земли пакистанской, то есть карачинской. Первым ароматом, ворвавшимся в легкие, был выхлоп двигателей грузовиков, работающих на дизтопливе. То ли грузовиков на трассе было много (а их действительно было больше, чем легковушек), то ли из-за влажности воздуха запахи становятся более концентрированными, но второй раз за вечер ежик забыл, как дышать, и умер захотелось обнять кислородную подушку.

Прокашливаясь, спросил Сашу, долго ли так будет. Он сказал, что нет, скоро выедем за город, и воздух станет чище. В подтверждение его слов выхлопы перешиб еще более утонченный миазм. На этот раз запахло канализационным отстойником. Ошибиться было невозможно, ибо дерьмо доводилось откачивать не раз. Причем запах был столь явным, будто мы ехали по полю аэрации. «А это что?» – в ужасе закричали мы. «А это работает канализация Карачи», – радостно ответил Саша. Логично. Как выяснилось, и этот запах должен был исчезнуть, как только окажемся за городом.

Еще через минуту добавился третий аромат, вернее даже два. Эта смесь была уже настолько удивительной, что ежик вспомнил, как дышать, встал и пошел дальше я даже забыл закашляться. Без дополнительных вопросов Саша пояснил, что пахнет рыбой. Действительно, мы проезжали мимо рыбозавода.

Становилось все интереснее – сколько еще ароматов добавит Карачи к дизельным выхлопам и запахам дерьма и свежей и тухлой рыбы одновременно? Ответ не заставил себя ждать. Всем когда-нибудь приходилось ехать на машине за мусоровозом, из которого на ходу сочится эдакая жидкая квинтэссенция слежавшегося мусора. Вот, именно это и было следующим номером программы.

Я задумался. Дело в том, что Карачи это город с населением в 13 – 15 миллионов и стоит он на побережье. Следовательно, рыбозавод, канализация, мусороперерабатывающий завод и другие вкусно пахнущие предприятия, судя по запахам, находятся тут же. Следовательно, они должны что-то сливать в океан как-то взаимодействовать с окружающей средой… В общем, искупаться в океане, конечно, мечта, но я хочу жить долго, счастливо и умереть в один день…

В этот момент весь запаховый коктейль перебил новый, самый мощный аромат. «Что за странный запах вокруг?» Это свежий воздух, сэр!» Саша тут же пояснил, что мы уже за городом. В общей сложности отъехали от Карачи километров на 30-40. К берегу вышли в двенадцатом часу ночи в кромешной тьме, и здесь запахло морем. Настоящим! Не загаженным!

Купаться ночью – всегда удовольствие, но здесь было страшновато – единственное, что различал глаз – пенные шапки волн. Саша сказал, что большой волны нет, отлив. Дно песчаное и пологое, валы идут длинными равномерными линиями – кататься на таких одно удовольствие. Я зашел в воду и попробовал ее на вкус, хотя обоняние обмануть не могло. Вода была чистой, настоящей, морской. Нырнул, открыл глаза. Соленость оказалась такая же, как в Черном море, только вода градусов тридцать.

И пошла потеха. Визжали, хохотали, катались на волнах, а Саша и водитель сидели на берегу и смотрели. Безумие туристов, впервые увидевших океан, никогда не приедается. Плескались около часа, наверное.

Посещение мечети и еще пары достопримечательностей пришлось отложить до следующего визита в Карачи. А все из-за чувствительной женской кожи! :) Не знаю, правда или нет, но говорят, что соленую воду надо смывать пресной после купания. Во всяком случае Настя настояла на возвращении в гостиницу – хотела попасть в душ. На мой взгляд, ничего полезнее морской воды не бывает. Помнится, не мылся неделями, находясь на море в Крыму, только купался в день по 4-5 часов. Просолился как вобла: если надо было съесть помидор, то его не солил, а слизывал соль с собственной кожи :)

***

Гостиница очень интересная, впрочем, как и все в Карачи. Никак не мог отделаться от ощущения, что попал в СССР, только хорошо замаскированный и отделанный. Ну, и с арабскими мотивами, конечно. Например, в отеле на первом этаже все отделано современными материалами, лифты, как в лучших домах Лондона и Порижа, а номера – это такой советский шик-модерн, начиная столиками из ДСП, заканчивая мрамором на полу в ванной и смесителями советского образца с чугунными гудящими трубами. Арабские мотивы вносило вот это.

3. Указатель на столе – в какой стороне Мекка

В каждом номере есть Коран, очень качественно изданный. Рядом с Кораном мой веночек из жасмина. Потрясающе пахнет, стоит копейки. Правда, как и все стойкие запахи, начал довольно быстро раздражать :)

4.

На фото ниже вид с балкона номера. Длинный ряд столов внизу – шведский стол по-пакистански. Безумно вкусно и много всего. Особый упор мы сделали на рыбу с мясом, а также на восточные сладости. Видов рахат-лукума и халвы было более тридцати. Никогда не ел таких вещей вообще.

5.

Вследствие закрытия всяческих мечетей Саша отвез нас в торговый центр. Центр тоже был закрыт, но Саша явно имел процент – двери открылись как по мановению волшебной палочки, и толпа продавцов рассыпалась по залам. Действительно, можно понять челноков. Тут было все, начиная от нефритовых фигурок слонов размером от не больше мизинца и до полуметра в высоту, заканчивая дубленками и кожаными куртками. Здесь у нас тупо кончились деньги, и Настя пошла жить в долг, благо у меня на кредитке еще что-то осталось :)

После Саша привез нас на променад – береговую полосу в пределах города, где вечером проходят народные гуляния по-пакистански. Выражается это в том, что люди купаются, ходят босиком по песку, мусорят (уборщики к утру убирают мусор с берега). Женщины ходят закутанные по самое не хочу (хотя не все – в зависимости от силы веры мужа, вернее от его желания), мужчины либо их сопровождают, либо высматривают белых. Как только в пределах досягаемости появляются иностранцы, все, начиная от продавца мороженого и сластей, заканчивая торговцем бижутерией и погонщиком верблюда, слетаются как мухи на мед.

6.

7.

Впрочем, благодаря присутствию Саши, который несколькими резкими фразами объяснял, видимо, что платим мы только ему, толпа рассасывалась достаточно быстро.

А вот редкий кадр. Пакистанские женщины открыли лица, потому что выбирают бижутерию. Как только подошел ближе, лица сразу стали закрываться, однако я нацелил фотоаппарат исключительно на бусы и серьги и долго их фотографировал. Это успокоило женщин. Широкоугольник – великая вещь :)

8.

***

Оставшееся от ночи время мы спали меньше трех часов, потому что решили искупаться на рассвете. Очень хотелось увидеть морских черепах, однако Саша сказал, что не сезон. И тем не менее, повезло. В 5 утра мы снова промчались через всю канализационно-рыбно-мусоро- и т.д. гамму Карачи, в сумерках выехали к берегу. Когда шли по песку вдоль прибоя, послышались крики. Метрах в ста впереди два здоровых мужика тщетно пытались что-то удержать на песке. Это «что-то» медленно, но верно двигалось в сторону моря, волоча за собой двух дюжих пакистанцев.

9.

Черепаха уже отложила яйца и возвращалась в океан. Удерживать ее было бесполезно. Я попробовал ухватиться за панцирь, уперевшись ногами в мокрый песок, однако черепаха без видимых усилий перебирала ластами, волоча меня за собой, как ни упирался. Только борозды от ног в песке оставались. Неимоверная силища! Саша посоветовал Насте сесть на черепаху верхом, и Настя благополучно стала уезжать в прибой.

10.

Через минуту мы оставили животное в покое, и черепаха уползла в океан. Насте купаться уже расхотелось, так как рассвело и изредка проходившие по берегу пакистанцы даже на одетую нее глядели очень пристально. Я же радостно ринулся вот туда.

11.

Правда, плавал уже с опаской. Столкновение с черепахой в планы не входило, а встреча с ней нос к носу и вообще пугала. Хорошо помню, что значит купаться с дельфинами! В литературе сплошь и рядом пишут, что испытываешь чувство восторга, когда они с тобой играют, однако же, когда плывешь далеко в море, не ожидаешь ничего такого, ныряешь, и внезапно к тебе на запредельной скорости под водой подплывает около десятка здоровых туш, это ничего, кроме паники, не вызывает. Я едва не потонул тогда. Разумеется, знал, что в Черном море акулы не водятся, но знание знанием…

Здания на берегу – самовольные постройки богатых людей. Они стремятся жить подальше от города. Впрочем, большая часть домов – полузаброшенные, полунедостроенные. На берегу пустынно, только изредка проходят люди в национальных одеждах.

12.

Настя все же решила залезть в воду и состроить какую-то фигуру, намочила свои длинные шаровары, за что поплатилась спустя несколько часов в аэропорту…

13.

Немного фотографий окружающей действительности:

14. Эта тарантайка – такси

15. Велосипедистов тоже довольно много, хотя в такой одежде ездить неудобно

16. Очень понравился памятник в сочетании с рекламой

А вот этот парнишка долго ехал рядом с нами, вытаскивал из сумки хот-доги и пытался протянуть их прямо в окошко. Мы отказывались и благодарили. Смеялись.

17.

Одна из самых интересных достопримечательностей Пакистана – грузовики и автобусы. Видимо, транспорт, принадлежащий государству, раскрашивается и оформляется не очень, зато частный – фантастика! Украшения не повторяются! Это все блестит, переливается, издает какие-то звуки, в общем, праздник для глаз.

18. Дядя явно недоволен тем, что его снимают

19.

***

В аэропорту случился легкий конфуз, переходящий в казус. Сразу после утреннего купания мы вернулись в гостиницу, собрали вещи, и Настя переодела свои шаровары, которые намокли. Надела юбку чуть ниже колен, но все же достаточно высокую по местным меркам, видимо. В аэропорту решила заскочить в туалет, который находился чуть ли не в другом конце терминала.

Когда прошло десять минут, я забеспокоился, когда прошло двадцать, стал подумывать, не обратиться ли к полицейскому. Пойти самому в женский туалет в арабской стране на поиски Насти, значило в лучшем случае нажить себе неприятностей – ведь в Пакистане даже в автобусах для женщин сделан отдельный закуток за решеткой. Они сидят как в клетке, дабы не вводить мужчин во искушение.

Настя все же вернулась самостоятельно с большими круглыми глазами. Оказалось, женщины в туалете были так поражены ее слишком легким нарядом, что перекрыли выход и стали буквально допрашивать, кто она, откуда, замужем или нет и т.д. По словам Насти, ей было интересно, но немного не по себе. Это «не по себе» усилилось, когда мы встали в очередь на регистрацию.

Было тихо, мы о чем-то говорили вполголоса, когда внезапно Настя стала пунцоветь, а глаза снова превратились в блюдца. Спросил, в чем дело. Ответ был замечательным: «У меня горят ноги!» Я посмотрел вокруг. Зрелище, безусловно, было крайне интересным: в радиусе ближайших тридцати метров все мужчины смотрели на настины ноги, хотя обнажены они были только от колен и ниже. Действительно, от этого всеобщего взгляда становилось не по себе. Дело в том, что пакистанцы смотрели не так, как это делают мужики у нас в метро, раздевая глазами симпатичную девушку, нет, – они просто созерцали ноги. Было в этом что-то страшное и гипнотическое, так удав, наверное, смотрит на кролика.

Меня разбирал смех. Говорил Насте, мол, на что жалуешься, ведь в этой стране мужским вниманием тебя явно не обделяют. «Ты не понимаешь!» – отвечала она, пунцовея все сильнее. К счастью, скоро мы прошли пограничников и оказались в duty free, где купили килограмма по полтора всяких рахат-лукумов домой на брата. А за окном ждал самолет – почти единственный в это время на летном поле.

***

В общем, домой я прилетел с рахат-лукумом, тюбетейками, непальским пивом (это был заказ), парочкой камасутр (в подарок) и кучей других вещей и сразу понял, что ехать в Непал надо снова и снова. А еще до самого вечера не хотел идти в душ – от меня пахло Индийским океаном…

20.

2 комментария

  1. Сергей, читаю Ваши тексты взахлёб! Правда, начала с самых свежих, теперь иду с начала))) Скажите, а Вы случайно книгу не издавали? Прекрасная бы книга получилась! Такое хоется читать, возвращаясь, переосмысливая и изучая фотографии…
    В общем, огромное спасибо за прекрасные тексты и иллюстрации!

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *