Приехала тут старая (можно сказать старинная) знакомая – знаем друг друга более 13 лет и не виделись года два. Стали вспоминать, куда носило, где были, и всплыла в памяти история, от которой можно отсчитывать вторые дни рождения. Было это в 2004г., думали-думали и восстановили дату – 14 августа. Нашел фото, которые успели сделать тогда, нашел и решил выложить.

P.S. Часто обращал внимание, что иногда ни с того ни с сего хочется куда-нибудь сходить/съездить. В итоге попадаешь в конкретную передрягу, хотя изначально понятно, что соваться не следовало. Но почему-то есть уверенность, что закончится все хорошо. Вот и в тот раз шило в заднице подвигло влезть на гору, откуда кое-кому уйти было не суждено.

Фотографий совсем немного, потому как что возьмешь с цифромыльницы. Итак, имеются: Крым, 2004 год, шило в заднице, как следствие – пособирать грибочки на горе Демерджи и посмотреть на Алушту сверху с высоты 1300 метров. У этой горы дурная слава и очень красивый вид. И скверный характер… Хм. То же самое недавно говорил об одной красивой женщине. Ну, не важно!

Подняться на Демерджи несложно, несмотря на то, что дурная слава о ней идет давно – еще в татарских легендах, которым не одна сотня лет, ничего хорошего не говорится. Демерджи – значит Гора-кузнец. В силу каких-то природных причин скальная порода здесь сильно поддается выветриванию, в результате получаются забавные останцы, напоминающие то фигуры людей, то животных (есть так называемая «поляна бегемотиков»), а то, пардон, и отдельно стоящую группу фаллосов.

В то время я еще стригся накоротко

В силу все тех же природных причин Демерджи стоит особняком, сильно выдаваясь из остальной гряды крымских гор, из-за чего грозовые облака липнут к ней как алкоголики к столбу. Отсюда частые громы и молнии, обвалы, отсюда и «гора-кузнец».

Грибы здесь просто замечательные. Горный Крым даст фору любой Владимирской области и любым тамбовским лесам – в сезон можно найти гигантские белые грибы. Шампиньоны бывают величиной со средний кочан капусты, а однажды мои друзья нашли такой шампиньон, что половина его не влезала в ведро. При этом никакого гнуса, грибы не прячутся, растут густо, например, вот так:

и средних размеров рюкзачок набирается минут за двадцать:

Грибы нас, в общем, и спасли. Потому что заберись мы на гору на полчаса раньше и пройди дальше по плато, вернуться живыми шансов было бы значительно меньше.

Уже сам по себе вид Демерджи доверия не внушает, она мрачная и угрюмая даже весной и даже в солнечную погоду. О пасмурной говорить не приходится.

Демерджи. Южная сторона. Виден останец в форме головы под названием «Катька». Профиль похож на профиль царицы Екатерины

А вот северная сторона Демерджи. Чтобы был понятен масштаб – на переднем плане зеленый холм, прямо по центру видны несколько светлых точек. Это люди.

Пока шли к подножию, на дороге встретился довольно забавный знак

Однако чем ближе подходили, тем больше становилось не по себе. «Меня терзали смутные сомнения». Гору постепенно затягивало белесой мутью, предвещавшей дождик. А когда подошли к самому подножию, я оглянулся и понял, что приключения обеспечены. Съедая землю, сюда тихо и не очень быстро надвигался грозовой фронт (как оказалось, один из самых сильных тем летом).

Авангардные тучи

Возникло ощущение тревоги и одновременно азарта – больше всего люблю такое состояние – чувствуешь, что надпочечники вот-вот начнут производить адреналин, и по телу идет сладкая истома и легкая дрожь. Впрочем, время одуматься подняться наверх еще оставалось, так что мы поднажали. Надо было успеть забраться вот туда, пока туман окончательно не закрыл видимость:

Пока везло – авангардное облако прошло метрах в ста над горой без дождя, следом потянулся туман, который то открывал вид на долину…

…то скрывал близлежащие останцы, так что они выступали из белесой мглы подобно чудищам.

По пути обогнали две небольшие группы туристов (которые, как и мы, не слышали прогноза погоды).

Туристы на тропе

На плато стало посложнее. Порою туман густел настолько, что видимость сокращалась до 5-8 метров, и идти приходилось только по памяти, правда, было довольно светло. Например, вот за этим останцем обрыв в несколько сотен метров. Останец, как клык торчит над пропастью.

Прошли примерно треть плато, когда начало стремительно темнеть – следом за авангардной тучей подтягивались настоящие грозовые, причем они были полны воды и шли значительно ниже, полностью окутывая гору. День померк и обернулся вечером.

Две последние фотографии незадолго до начала конца света

В этих сумерках вышедшие было на плато туристы решили уходить вниз – в тумане голоса хорошо были слышны, и фразу «валим отсюда, да побыстрее» долго носило эхо. В разных точках плато, как потом стало известно, осталось всего несколько человек, двое из которых спешно неподалеку стали ставить палатку и натягивать тент от дождя.

Мы пытались идти дальше – надо было попасть на спуск с южной стороны, так как к этому времени полплато прошли, и возвращаться было как-то неспортивно. Но через несколько минут сгустилась такая тьма, которой не бывает даже безлунной ночью! Мрак был чернильным – туман черного цвета! Пришлось остановиться, потому что видимость упала до двух метров, а как спускаться с южной части Демерджи, мы плохо помнили. Дышать стало тяжело – туман, пропитанный влагой как губка, оседал конденсатом на теле.

При этом полная тишина и безветрие, и все чернее и чернее вокруг! Внезапно я почувствовал, что намокаю – мы оказались в точке росы – на той высоте грозового фронта, где туча непосредственно превращается в воду. Зашумело. Пошел дождь… и одновременно не дождь – не знаю, как описать. Мы просто стояли в потоках воды, которые текли по лицам и телам, обволакивая фигуры в коконы. Абсолютно ровное в этом месте плато начало заполняться водой – она не успевала стекать с горы. Стоя по щиколотку, по-прежнему не двигались с места – ничего не видно!

Наконец то ли туча подсбросила запас, то ли фронт поднялся чуть выше – туман сконцентрировался у нас над головами и начался рев – с этой высоты вода падала пеленой и струями уже не с шумом, а ревя. В этот момент я вспомнил о мобильнике, который лежал в кармане шортов, и достал его. Вовремя. Шли последние секунды его жизни, потому что в кармане был добрый стакан воды. Мобильник последний раз взмерцнул, после чего потемнел навсегда.

Решили возвращаться, как пришли, ведь не исключено, что туман снова ляжет на плато. Видимость улучшилась метров до пятидесяти – разглядели даже палатку, которую налетевший в это время первый порыв ветра пытался сорвать с якорей.

Я подумал, было, что все отлично, что приключений на задницу нашлось не так много, и в этот момент наступил конец света. Вернее его начало.

Примерно в двадцати шагах от нас совершенно бесшумно в плато ударила молния. Мы встали, оцепенев. Резко запахло озоном, и я почувствовал, как волосы на голове становятся дыбом. Посмотрел на руки – шерсть на них также стояла торчком, как у кошки на загривке.

Сил пошевелиться не было – смотрели в то место, куда попала молния, и тут в голову пришла одна-единственная мысль: плато в этом месте ровное, единственные «возвышенности», то есть потенциальные громоотводы – мы! Не сговариваясь, бросились бежать, и началась лотерея.

Как известно из курса элементарной физики, следом за молнией через какое-то время следует гром. Так вот, с физикой на Демерджи было что-то не то. Мы бежали, в прямом смысле уворачиваясь от молний. Они били все также бесшумно и с большой частотой, иногда до 2-3-х за несколько секунд и на небольшом расстоянии друг от друга… и от нас. В пятидесяти шагах… В ста… В двадцати… Пока я мог считать, считал. 18 штук. Самое поразительное, что каждая последующая молния словно открывала какие-то шлюзы в тучах – дождь усиливался вдвое. Он уже мешал бежать – было ощущение, что двигаешься по шею в воде. Но все же бежали, потому что в головах бились уже две мысли: «попадет или не попадет» и «что же будет, когда ударит гром?».

И после восемнадцатой молнии «и грянул гром» – (с) Рэй Бредбери.

До этого момента единственный раз в моей жизни было так, что не слышал звук, а ощущал его. Ибо уши такие децибелы не воспринимают. В детстве, будучи в пионерском лагере неподалеку от Кубинки, где базируется наша стратегическая авиация, играл с другими детишками на улице, когда внезапно надо головой мелькнула тень. В следующую секунду меня ударили чем-то тяжелым по голове – очнулся, лежа лицом в землю и абсолютно оглохший. Когда поднял голову, то увидел, что так лежали все – дети, пионервожатые. В корпусах лагеря в окнах ни одного стекла. Как потом выяснилось, метрах в двухстах над землей пролетевший истребитель преодолел звуковой барьер.

Да, гром ударил. Мы его не услышали – он выбил землю из-под ног, будто землетрясение. Нас разбросало в разные стороны. Оглохшие, встали и бросились бежать дальше, схватившись за руки, потому что от контузии качало из стороны в сторону. Хохотали, как безумные. В какой-то момент доходишь до предела, за которым уже не страшно, и появляется азарт. Так было здесь. Мы словно играли в догонялки – уйдем – не уйдем. Молнии я уже не считал, просто боковым зрением фиксировал вспышки справа и слева. Наиболее близкие давали о себе знать резким запахом озона. Когда же молния била впереди по ходу, мы инстинктивно замирали на месте, потом меняли направление.

Пока добежали до начала спуска с плато, гром еще дважды швырял об землю. Спуска как такового не было – на его месте текла горная река, она подхватила нас и понесла. Бежали, падали, несколько раз катились вниз – поток местами больше чем по колено, и устоять на ногах удавалось не всегда. Сандалии (я на Демерджи залез все в тех же, горячо любимых сандалиях, которые потом где только ни побывали, в том числе и в Непале) теперь стали помехой – ноги выскальзывали из них, так что во время очередного падения я снял их и понес в руке. Как мы не поломали ноги и не покалечились, когда катились кубарем, спустившись с 1300 метров меньше чем за двадцать минут, не знаю. Потому что в сухое время тропа наверх выглядит вот так:

Тропа-река вынесла нас к первой на спуске деревне. Дорогу размыло, в некоторых местах даже трактор не мог проехать. Мы отделались синяками, царапинами, ушибами. Но повезло. А кто-то, кто остался на плато… В общем, наша лотерея с молниями была выигрышной, потому что днем позже наверху нашли обуглившееся тело одного из туристов. Он поймал молнию.

Метки

2 комментария

  1. Виктория

    В горах надо быть готовым ко всему ….у меня также был опыт с громом и молниями и дождем, только на Чатырдаге. Правда я не спускалась, было уже темно…пришлось залечь между кустами на землю и укрыться ковриком и содрогаться вместе с землей при раскатах грома, а молния также била часа два….сперва было страшно,но потом приняв то, что ты можешь умереть на этой горе, я была захвачена этим зрелищем…..такое бывает не часто в жизни……удивительные переживания…..

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *