Слов становилось меньше. Смотря по сторонам, чувствовал себя иногда как Л.Брежнев в анекдоте:

Заседание Политбюро. Вялотекущие прения. За столом президиума полудремота, да и в зале тоже из рук выпадают блокноты с триста раз переписанными тезисами коммунизма типа «догоним и перегоним». Очередной докладчик пережевывает про рекордные надои и настриги.
Внезапно Брежнев, оглядывая зал, громко кричит:
– Идея! Идея!
Все судорожно хватаются за блокноты, чтобы записать светлую мысль генсека. Дорогой Неолит Ильич продолжает:
– Иде я нахожуся?

В моем случае верной оказалась вторая часть анекдота, потому что в горах очищается не только воздух, но и мозги переходят на новый режим работы и перестают щелкать как старомодные штиблеты с резинками. Но вот вопрос «Иде я нахожуся?» возникал не раз… Особенно спросонья… Представляю себе, каково это было бы увидеть с похмелья…

1.

Утром холодно. Надо ждать, пока солнце не придет сюда. Хотя там, куда мы пойдем, уже светит вовсю. Есть не хочется.

2. Утро в Нижнем Писанге

3. Вид на Верхний Писанг. Всего на сто метров выше, а кажется, совсем далеко

Отсюда дальше два пути: по левому берегу реки (путь легче, его мы и избрали), либо по правому (красивый вид на Аннапурны – вторую и третью, но дорога тяжелее).

4. Утренняя молитва

При виде барабанов задумываюсь каждый раз. Их крутишь, просто проходя мимо и глядя вперед. Можно делать и некий цикл – вращать по кругу, раз за разом обходя по часовой стрелке. Все уже сказано, уже написано, только крути посильнее… Холодные на ощупь медного цвета слова… Отходишь, смотришь: жернова молитвы крутятся, тихо поскрипывая…

Есть в этом обряде какая-то легкость и простота. В христианстве, исламе, иудаизме, мне кажется, не так – тяжеловеснее. Но возможно, ошибаюсь, ибо это позиция наблюдателя. Запуская механизм молитвы, я просто говорил про себя каждый раз «Счастливого пути», либо улыбался, вспоминая о ком-нибудь.

5. На выходе из деревни ступа. Они встречаются все чаще, внизу их не почти было

6. Камни мани на ступе

7.

Постоянно идем вверх, немного отходим от гряды Аннапурн, и наконец-то можно увидеть Аннапурну за номером 2 (высота 7950 метров). Плечи болят по-прежнему, чтобы не чувствовать лямки, подкладываю под них самую толстую кофту.

8.

Поднимаемся выше и оказываемся на перемычке, с которой видно пройденную часть долины… Виден четырехсполовинойтысячник, еле видна деревня Верхний Писанг, а справа гряда поднимается на безумную высоту к Аннапурне-2.

9.

Отсюда хорошо виден и дальнейший путь. Белая треугольная гора почти по центру – пик Тиличо (Tilicho, высота около 7200). Именно под ним находится озеро Тиличо, самое высокогорное в мире, к которому мы так и не попали. Мы пойдем вправо вдоль более низких зубцов – это пятитысячники, не имеющие названий. Деревушка, что в долине, называется Хумде (Humde), в ней аэропорт и чек-пойнт, где проверят документы.

10.

Решаем отдохнуть. Настя жалуется на плохое самочувствие: ноги не слушаются, голова дурная, нет аппетита. Мои плечи также с радостью отзываются на снятие рюкзака. Желая взбодриться, снимаю сандалии – дальше пойду босиком. Майла садится на сложенный из камней парапет. Это стоит того, чтобы сфотографировать. Беру камеру, и Майла сразу становится серьезным – он всегда старается быть серьезным на фото.

11.

Дальше тропа вновь походит к гряде, мы теряем высоту и спускаемся в долину Хумде.

12.

Идем вдоль склона, поросшего лесом. Внезапно Майла останавливается, прикладывает палец к губам и машет рукой: «Сюда, быстрей!» Подползаем. Подбегаем. У самой кромки леса стадо горных козлов. Нас они пока не видят, пасутся. Что делать? Оглядываюсь на спутников. Майла улыбается, он явно видит их не в первый раз. Судя по выражению лица Насти, в данный момент ей что козлы, что бараны :) Навинчиваю телевик, поднимаю камеру на уровень груди и иду вперед, нажав пальцем спуск. Животные рано или поздно меня заметят и убегут, а упускать красивый кадр не хочется. Хотя пока ветер дует в мою сторону…

Я не дошел до ближайшего козла (это оказалась коза) примерно метров тридцать, когда он поднял голову и увидел меня. Терять уже было нечего – топал вперед, по-прежнему держа кнопку спуска нажатой. Коза просто стояла и смотрела. Остановился метрах в десяти и медленно поднес камеру к лицу…
Она так и не испугалась меня. Просто стояла и ждала, когда уйду. От волнения совсем забыл, что камеру не настроил. Удался только один кадр.

13.

Уходя, видели, как стадо поднималось вверх по склону. Долго гадали, что же это за животные. Уже дома я рассмотрел фото как следует. Должны быть горные козы. Во всяком случае, как и у всех коз, зрачки у них прямоугольные.

***

Приходим в Хумдэ и решаем немного поесть. Находим неплохую с виду лоджию и садимся за стол. Настя снова говорит, что не будет есть. Я беру фанту и сэндвич с сыром.

14. Настя делает вид, что смотрит карту. На самом деле она плохо себя чувствует

Сыр оказывается потрясающим, да и хлеб впервые за все время не местный, а явно привозной (великая вещь аэропорт!). Хлеб, который пекут в деревнях, мы тоже с удовольствием едим, но у него один существенный недостаток – он сладковатый.
Товарищ Настя смотрит, с каким удовольствием я заталкиваю в себя бутерброд, давясь и обжигаясь, – он ведь только из печки, а кушать хотца! Наконец говорит: «Дай укусить, что ль!» Фото, думаю, войдет в историю.

15.

Фанту купили в последний раз. Дальше пили ее только за перевалом, потому что вливать в себя углекислый газ, когда и так кислорода маловато, наверное, не стоит.

Пока Настя печально пережевывает бутерброд, фотографирую вывески. Вот вывеска лоджии, где мы остановились поесть. Airport Bakery Hotel – bakery горячо рекомендую.

16.

Самолеты отсюда летают три раза в неделю – в понедельник, среду, пятницу. Всегда по утрам. Почти везде в горных районах вылеты только рано утром. Днем начинается ветер (в районе Джомсома, например, это железное правило), причем он может достигать такой силы, что посадку не совершит и большой магистральный самолет, а уж про двадцатиместную мелочь и говорить нечего – сдует и врежет в ближайшую гору. Конечно, местные аэропорты рассчитаны на маленькие самолеты – длина полосы всего несколько десятков метров. Ветер мы испытали на себе, когда поднялись повыше.

Проходим чек-пост. Отмечаемся. Проходим мимо аэропорта. Ряды колючей проволоки, в воротах солдаты в полном обмундировании и вооружении. Хотя они улыбаются, фотографировать не рискую – в руках у них не автоматы, а целые гаубицы. Зато мимо агитпункта маоистов пройти невозможно! Здесь все то же, как и в Стране Советов:

17. Крепкий и здоровый сон под серпом и молотом

18. Призрак жив и бродит по Европе Азии

***

Поднимаемся еще выше. Когда стихает ветер – а он дует теперь почти все время – становится жарко, солнце тут хорошее. Подходим к маленькой деревушке. Людей не видно, только сидит возле одного из домиков девочка и играет с водой – то нальет ее в бутылку, то выльет. Почему-то испугалась, увидев фотоаппарат.

19.

Кстати, кто-то спрашивал, неужели у непальцев в горах централизованное водоснабжение? Это всякий раз видя шланг, из которого течет вода. Нет, все проще. Жители деревень закупают несколько десятков метров шланга, поднимаются в гору – благо деревня прямо под грядой – находят ручей, их много течет с ледника, делают запруду, либо еще как-то выводят воду в шланг. Так что вода есть всегда, а напор – чем выше запруда, тем лучше.

В деревушке была также лавка – наподобие сувенирной. Продается довольно много всего, начиная от старинных тибетских монет, полуистертых, причудливой формы, заканчивая шапками из ячьей шерсти и чучелами голов яков.

20.

Можно торговаться, правда, за какие-то вещи мы не торговались вовсе, потому что цены смешные. Помимо разложенного на прилавке товара всегда стоит спросить у хозяина лавки, есть ли что-нибудь старое и поломанное. Как правило, у всех продавцов целые ящики старинного хлама, в котором интересные вещи можно найти. Например:

21. Обломки, черепки, фрагменты украшений

22. Старинная железная плита. Толщина ее сантиметра три – не унесешь

23. Будды с отбитыми головами. Будда Шакьямуни и Будда Амитабха

Сложно сказать, сколько лет этим фигурам, но, по-моему, много. Интересно также, почему отбиты головы. Не похоже, что это случайность.

24.

Заинтересовали чучела яков. Разумеется, не сами по себе. Захотелось наконец увидеть этих животных. И почти сразу за деревней мы их и увидели.

25.

Яки удивительно пугливые – к себе близко не подпускают. Подходишь к нему на шаг, он на шаг отходит. Впрочем, это, наверное, хорошо. Хозяев слушаются, это главное.

Яки дают шерсть (очень теплая), мясо (очень вкусное!), молоко (также очень вкусное!), а еще на них пашут. Пашут по старинке: запрягают двух яков в ярмо, к которому приделан длинный брус, к которому в свою очередь крепится плуг. Плуг самый простой и грубый – деревянный кол.

26.

27.

***

Дальше просто фотографии, сделанные в этот день, с небольшим комментарием.

28. Автоспуск

29. Небольшое горное озеро ледникового происхождения

30. Деревянный мост через речку. На заднем плане Аннапурна третья (высота 7554 метра)

Долина сужается, справа и слева появляются «карманы», которые ведут непосредственно к скальному массиву высотой более 7 км. В одном из таких «карманов» заброшенный лодж – окна выбиты, дверь на замке.

31.

Садимся отдохнуть. Высота примерно 3500. Это какое-то безумие! Никогда не думал, что может быть так красиво.

32.

Пока Майла с Настей сидят, пытаюсь сделать их фотографию на фоне гор. Для это приходится ложиться на землю.

33.

34.

Идем дальше. Я, наверное, сойду с ума. Словами нельзя описать то, что видишь вверху. Фото и видео бессильны. Внизу, в общем, тоже хватает… Почти в каждой деревне можно купить дурь – она продается наравне с шоколадом. И так с катушек съезжаешь, а что же будет, если накуриться и посмотреть кругом?

35.

Я негативно отношусь к измененным состояниям сознания, если цель – только получить удовольствие или расслабиться. Мне кажется, достаточно и реальной жизни. В ней можно найти и то, что расслабит, и что принесет удовольствие. Без допингов. К тому же, как рассказывал один знакомый наркоман с большим стажем (ныне покойный), светлые мысли, пришедшие в голову в состоянии кайфа, в обычной жизни таковыми не оказываются.
В общем, в крайнем случае можно куда-нибудь съездить… Хотя кто-то мне сказал, что существуют более простые способы спятить или покончить с собой – для этого не надо ехать в Непал :) Но я поеду…

36. Пик Тиличо

Приходим в пригород «придеревню» Мананга. Мананг – это просто большая деревня, где можно, правда, и в горячем душе искупаться, и получить салфетки за столом в забегаловке, и снаряжение купить, и даже vedio посмотреть (именно vedio было написано на местном кинотеатре, подозреваю, всего мест на двадцать). Есть тут также краеведческий музей, Интернет и пара пекарен, где совершенно потрясающая выпечка! Часть пирогов, тортов, пирожных и слоек явно привозные (великая вещь аэропорт!), но свежак! Тут и яблочный штрудель, и чизкейк, и… Боже, как же это вкусно!

Все это счастье свалилось на нас буквально через полтора часа, а пока мы сели восстановить дыхание, и руки сами потянулись к фотоаппарату.

Как уже писал в предыдущей записи, местные дети играют в основном с предметами обихода.

37. Мальчик бросает палочку

38.

39.

40. Мать учит дочку переноске тяжестей (снимал телевиком исподтишка)

***

На этой высоте существует какая-то странная погодная граница: ветер работает на пару с солнцем и непонятно – то ли тепло, то ли холодно. Тело находится на грани – сейчас вот-вот начнешь замерзать. Но не замерзаешь, хотя дует как в трубу.

41. Еще одна ступа

42.

43. В долине пасется як. Пока их не стригут…

44. …они вот такие красивые

45. Вид из ступы на стену мани

46. …с длинным рядом каменных плит

47. На плитах изображены тантрические божества и бодхисатвы

48.

49.

50. И наконец Мананг!

Забавная главная улица, вымощенная каменными плитами, разнокалиберные лоджии, есть даже отель Йети.

Идем по деревне. Внимание привлекает интересного вида гряда слева по ходу. Выветривание и эрозия проточили странные гигантские морщины. Так как весь следующий день мы проведем в Мананге, чтобы акклиматизироваться, решаю залезть. Оттуда и вид хороший будет, и заодно проверю, как с акклиматизацией.

51. Выход. А может, вход

метки: