На фоне гор события проходят не то чтобы незаметно, но как-то мимолетно. Глядя на деревушки, жителей, на их жизнь, вдруг понимаешь, что все это преходяще. Умрут одни люди, родятся другие, пройдут поколения. Про себя вообще не говорю – две недели всего тут, и не временем сдует, сам уеду.

Горы оттеняют течение жизни. Море, кстати, тоже. На их фоне любое действие кажется суетой. В городе жизнь проходит незаметно – нет точки отсчета. Разве что услышишь, как какой-нибудь идиот с пафосом воскликнет: «Подумайте, что скажет вечность на это!»

Время иногда удается растягивать – «поймать момент, сломав часы», но так случается крайне редко. Как ни странно, но именно в эти мгновения мы живем не в кредит.

1.

Начиная с этого дня, нашими спутниками стали 5-, 6- и 7-тысячники. С каждым метром вверх (следующая ночевка была в деревне Нижний Писанг (Lower Pisang) на высоте 3200) дорожала еда (несильно) и вода (значительно), исчезал воздух (за счет этого видно все становилось четче, а в голове пустело), холодало (перед сном уже и я перестал брать одеяла в лоджах, а доставал спальник), становилось все красивее. В общем, как в анекдоте – голод, холод и чувство глубокой благодарности.

Лохнесское чудовище
Накануне вечером встретили безумную швейцарскую бабушку. Около 70 лет, сущий живчик, топает с носильщиком вокруг Аннапурны, объездила Монголию и Транссиб на джипах и так далее и тому подобное. При этом она не путешественник – любит комфорт. Отношение к аборигенам – не важно, в Непале или еще где – мягко говоря, пренебрежительное. Долго говорила нам, как все в Непале плохо, какие все грязные, немытые, нечесаные. Говорила вроде со скорбью, но с таким оттенком превосходства, что…

«У них женщинам особенно тяжело. Бедняжки. Приучаются таскать тяжести с пятилетнего возраста». «Носильщики очень услужливые, вы знаете, что можете отдать носильщику постирать ваше белье, и он с удовольствием это сделает?» И это все – показывая пальцем на своего носильщика, который сидит тут же, рядом, все слышит и все видит. После нескольких минут общения захотелось попросить бабушку заткнуться или дать ей по голове чем-нибудь тяжелым.

Если носильщик, подает вам чашку чая, склонив при этом голову; если он принимает от вас подарок, прикладывая руку к сердцу; если он внимательно слушает, хотя вы, возможно, говорите то, что ему совершенно неинтересно, – это не значит, что он так поступает потому, что нанят, он поступает так, потому что уважает вас. Если непальцам и надо поучиться у нас гигиене, то нам было бы неплохо поучиться у них уважению, которое, помимо личных установок каждого, является традицией. Даже «здравствуйте» – «namaste», если не ошибаюсь, дословно означает «я кланяюсь вам».

Тибетский чай и непальский сникерс
После беседы с бабушкой решил успокоить себя тибетским чаем. Сомневаться в том, что чай будет действительно тибетским, не приходилось: во-первых, до Тибета отсюда не больше 50 км, во-вторых, здесь довольно много тибетских беженцев и переселенцев из-за конфликта с Китаем. Даже молитвенные камни написаны на тибетском. Майла сказал, что не может прочесть эти письмена.

2.

Сникерс вступил в диссонанс с чаем так же, как швейцарская бабушка с окружающей действительностью. Инородные тела, что поделать! Чай оказался цвета мела, разведенного в воде, примерно такой же консистенции и соленым на вкус. Беловатый цвет – из-за молока или масла. Выпить до конца не смог, ибо налицо обман ожиданий: предполагалось, что чай будет нейтральным или сладким. Но вкус интересный.

На всех шоколадках в Непале, как ни странно, большими буквами написано, что они не содержат растительных жиров. Сникерс был сделан в Голландии и по вкусу отличался от нашего.

***

Начиная с деревни Тал, электроэнергия становится предметом продажи. Если нужно зарядить батарею для фотоаппарата, ее относишь на кухню, где есть розетка. Стоимость пользования розеткой столько-то рупий в час. Не помню сколько, но недорого.

Вечер в деревнях начинается с приходом сумерек. Основное освещение огонь в очаге, если это кухня, а так – свечи. В лоджах есть лампочки, но они… В общем, раньше никогда не доводилось видеть, как лампа горит не вполнакала и даже не в четверть. Вольфрамовая нить едва оранжевая, от нее даже не прикуришь. Света достаточно только, чтобы читать непосредственно под лампой – сантиметрах в пяти, да и то глаза быстро устанут.

Вода во флягах с утра ледяная и ломит зубы, температура в лодже та, какую удалось надышать за ночь, да и то не всегда, поскольку в стенах бывают щели толщиною в палец, и ветер гуляет по комнате. Зато, попав в спальник, понимаешь, что такое настоящие тепло и уют.
Утром радуешься солнцу.

***

Уезжая из Москвы, купил железную коробочку леденцов – манго, ананас и еще два каких-то вида. Каждый вечер перед сном мы съедали по конфете. Настя иногда отказывалась, а я нет. Забравшись в спальник с конфетой во рту, чувствовал себя абсолютно счастливым – как ребенок: и в домике, и не без сладкого :)

***

В крупных деревнях есть «станции безопасной воды». Не секрет, что непальцам приходится в последнее время организовывать экологические восхождения на Эверест и другие горы для вывоза мусора, оставленного альпинистами. Вес мусора на особо популярных вершинах исчисляется тоннами. Похожая ситуация и на треках – популярные направления начинают загаживаться. Одна из главных проблем – пластиковые бутылки из-под воды.

В Непале нет заводов по переработке пластика, алюминия и пр., а туристы в 99% случаев пьют только бутилированную воду. Большинство людей на треке проявляют сознательность, донося мусор до ближайшей деревни, но идиоты встречаются везде, причем немало их среди местных… Спускаясь с перевала, мы насобирали штук шесть пустых бутылок и выбросили их в деревне.

Так вот, на треках сейчас стали появляться так называемые Safe drinking water stations. В деревнях ставится достаточно дорогое оборудование, и обычная вода очищается, озонируется и разливается в туристскую тару, поэтому достаточно иметь с собой пару фляг или пластиковых бутылок, они прослужат в течение всего трека. Стоит такая вода примерно в два раза дешевле, чем бутылка заводской упаковки. Вода хорошая, пить можно – проверяли на себе. Все живы и здоровы :)

***

Дорога дальше началась со ступы. Некоторые ступы, как ворота, через них будто выходишь в новый мир. Внутри несколько молитвенных барабанов, от трех до пяти штук.

3.

4. Стены изнутри разрисованы яркими красками

Интересны каноны буддистской живописи, особенно это касается изображения людей. Здесь, во-первых, все просветленные – мочки длинные. Во-вторых, волосяной покров начинается примерно с середины головы, это даже залысинами не назовешь. В-третьих, лица лунообразные. В-четвертых, нимбы разного цвета.

5. Тантрические божества

***

Идти дальше все приятнее – уже даже при взгляде назад видны высокие горы.

6.

Тропа иногда идет по пологим склонам, где даже встречаются небольшие озерца ледникового происхождения, их подпитывают ручьи и речки, стекающие с гор… Вода леденющая! Руку опустишь, сводит судорогой.

7.

Лошади, как правило, чьи-то, но пользуются большой свободой. Встречались лошади, пасущиеся на приличном расстоянии от ближайшей деревни. Они здесь вроде как особой породы – высокогорные и подобно якам живут только на определенной высоте.

Иногда тропа проходит по лесистому склону, где пасутся козы и ослики. Часто их не видно, только слышно, как звенят колокольчики. Маленькие козлята совсем никого не боятся.

8.

***

Иногда тропа идет по очень крутому склону, видно, что ее проложили недавно по свежей осыпи. Дорожка узенькая, из-под ног срываются камни и улетают в речку. Местные рассказывали, что недавно один турист погиб – сбросило оползнем вниз.

9. В правой части фото посередине Настя и Майла

10. Фрагмент предыдущей фотографии

Видимо, на особо опасных участках, где оползни случаются часто, туристическая комиссия Непала приказывала сделать тропу надежной, и тогда ее прокладывали направленными взрывами. Это видно по характеру выемки в скале.

11. Вид вперед. Черная точка впереди — Майла

12. Вид назад

В одной из деревушек решили переждать жару, заодно и пообедать. Здесь впервые увидели человека с горным велосипедом. Местный парень. Кое-где на треке действительно можно проехать на велосипеде, но только кое-где… Например, от одной деревни до другой. И тем не менее, показалось очень странным – горный велосипед, здесь…

***

По приезде в Москву нашел сайт туристских карт Непала и просто охренел сильно удивился. Оказывается, существует карта трека вокруг Аннапурны для велосипедистов! Кем нужно быть, чтобы проехать этот маршрут, не знаю. Как велосипедист, со всей ответственностью заявляю: Аннапурну объехать нереально! Допустим, в тех местах, где не проедешь, велосипед можно нести на себе, но как? Он громоздкий и весит 15 кг. К этому стоит добавить и рюкзак, спальник.

Кроме того, чем выше, тем меньше воздуха. Уже на трех километрах при неторопливой ходьбе порядочная одышка. На велосипеде, чем круче гора, тем ниже передача и тем сильнее крутишь педали, и даже в Крыму, где горы не более полутора км, помнится, легкие готовы были лопнуть. А что будет на 5 км? Там, пока вылезешь из спальника, уже хватаешь ртом воздух, будто рыба, и сил нет на то, чтобы дунуть в детскую свистульку.

В общем, мы не видели ни одного велосипедиста на треке, и читать отчеты на эту тему тоже не доводилось. Но карту просто так сделать не могли! Значит, кто-то все-таки там проехал? В общем, я хренею, дорогая редакция! до сих пор не могу прийти в себя от удивления.

***

Но это так, в сторону. Пока ели, Настя решила немного подзагореть и сняла косынку. Меньше чем за двадцать минут уши сгорели до волдырей. Так что обед запомнился надолго. Солнце тут очень интенсивное, а вкупе с ветром… В общем, такие косметические понятия, как пилинг и скраб, нужны только в городских условиях. Здесь матушка-природа прикончит омолодит в два счета: снимешь одежду – превратишься в краснокожего, рот откроешь – штаны парусом.

13. Тут мы пообедали

Дальнейший путь пролегал по склону, образованному несколькими четырехсполовиной- и пятитысячниками. На карте болшьинство гор без названия, просто обозначены высоты.

14.

Склон чудовищный по крутизне и гладкости. Видимо, когда-то здесь был ледник. По форме похоже на полуразрушенный амфитеатр или внутреннюю часть воронки: стены гладкие и зацепиться не за что. Ветер очень сильный – когда переходили речку по мосту, у Насти с головы сорвало солнцезащитные очки.

15.

Утром и вечером снеговая шапка четко очерчена, днем солнце растапливает снег, и появляются потеки воды метров по двести-триста длиной (выглядят как темные полосы на склоне). Еле заметный ручек на переднем плане на самом деле река Марсьянди (Marsyangdi) шириной около десяти метров. На следующем фото речку хорошо видно.

16.

Фотография сделана в деревне Нижний Писанг из лоджа, стоящего на пригорке, с третьего этажа. Верхняя комнатушка оказалась очень удобной для фотографирования. Верхний Писанг на другом берегу реки и выше на сто метров.

17. Придорожная забегаловка, в которой можно купить момо. По тому как трепещат флажки, можно судить о силе ветра

Момо – это что-то типа пельменей, в них кладут либо мясо, либо зелень или овощи. Когда трава хорошая, получается вкусно. Дранки крыш придавлены камнями, иначе бы их унесло ветром, причем никакие гвозди крышу не удержат. Ветер к тому же ледяной, и когда нет солнца, довольно прохладно.

18. Вид с веранды на пройденный путь

Видно, что жизнь здесь идет неторопливо. К примеру, для молитвы надо пройти во-о-он в ту гомпу на холме.

19.

Пока фотографировал окрестности, начало темнеть, и тут на дорогу выбежали дети и затеяли какую-то игру.

Непальские дети
Если отринуть то высокомерие, с которым швейцарская бабушка говорила про Непал, то остается констатировать, что все ею сказанное правда. В высокогорных деревнях детей с малых лет приучают работать – носить тяжести, школы есть только в больших поселениях, что такое игрушки, дети не знают и играют с предметами обихода. К последним относится все вплоть до трупов животных.

На следующем фото видно, что у мальчика в руке трупик грызуна (похож на крысу, но не крыса – мы видели этих животных живьем), у девочки за спиной прикрытая тряпкой корзина, в которую дети складывают камни, и девочка эту корзину носит. (Фото не очень – темнело, плюс снимал на максимальном приближении замерзшими руками.)

20.

Трупик, видимо, является большой ценностью, потому что спустя некоторое время начинается потасовка, каждый ребенок стремится зверьком завладеть, крик стоит несусветный, кому-то даже здорово перепадает ногой по корпусу. Все заканчивается, когда появляется взрослый дядька, забирает трупик и уходит. Дети бегут за ним, дядька смеется, дразнит их, но схватить зверька не дает.

21.

***

Одеты все по-разному – в зависимости от достатка. Тот же дядька, например, вполне прилично, а некоторые детишки закутаны невесть во что:

22.

***

Когда совсем стемнело, я спустился вниз поесть и зарядить батарею для камеры. Настя себя плохо чувствовала и бухнулась спать. В столовой поговорил с трекерами (группой французов и американкой), а когда поднялся назад, оставалось только забраться быстрее в спальный мешок.

метки: