История зимнего альпинизма на семи- и восьмитысячниках неразрывно связана с польскими восходителями. Они стали первыми в покорении вершин в наиболее опасное и сложное для восхождений время года.

Так получилось, что поляки довольно поздно оказались в больших горах. Например, ни одно из первовосхождений на восьмитысячники не было сделано ими. На всех 14 пиках выше восьми километров поляк Ежи Кукучка стал вторым после Райнхольда Месснера. И тем не менее польские альпинисты сумели вписать свои имена в историю.

Фрагмент статьи в журнале «Риск онсайт»

Еще в начале 1970-х стало очевидно, что зимние восхождения на большие горы – следующий логичный шаг в развитии мирового альпинизма. И, конечно, первыми в очереди стояли горы-восьмитысячники. Однако возникшие проблемы – отнюдь не профессионального характера – долго препятствовали развитию зимнего альпинизма. Например, непальские чиновники не раз отказывали в разрешениях на восхождения зимой просто потому, что и летом проблем на восьмитысячниках, по их мнению, было предостаточно.

Навстречу альпинистам пошло только правительство Афганистана, разрешившее восхождение на пик Ношак – самую высокую гору страны (7492 метра) и вторую по высоте в Гиндукуше. Поляки тут же воспользовались представившейся возможностью, и в 1973 году экспедиция под руководством Тадеуша Пиотровского и Анджея Завады совершила первое в истории зимнее восхождение на гору выше семи километров.

Анджей Завада при восхождении на Куньянг-Хиш. Фото Богдана Янковского

Завада и стал родоначальником зимнего высотного альпинизма. Еще до восхождения на Ношак он совершал и высотные восхождения, и лазал зимой, в частности, возглавил экспедицию, совершившую в 1971 году первовосхождение на пик Куньянг Хиш (7823 метра) в Каракоруме. Кроме того, он стал первым альпинистом, прошедшим зимой главный хребет массива Татры, что заняло 19 дней. Впоследствии Завада возглавит не одну зимнюю экспедицию в Гималаях.

Именно он, начиная с 1977 года систематически «обрабатывал» непальских чиновников и бюрократов на предмет зимних восхождений. В конце концов, настойчивость Завады была вознаграждена: в конце 1979 года Непал выдал польским альпинистам разрешение на Эверест. Золотая эра польского альпинизма началась в 1980 году с покорения высочайшей горы планеты.

17 февраля 1980 года Кшиштоф Велицки и Лешек Чихи стояли на вершине Джомолунгмы. Экспедиция сумела добиться успеха всего за два дня до окончания срока действия пермита.

Через три года, 12 января 1984 года, под натиском поляков не устоял следующий непальский восьмитысячник – Манаслу, на его вершину поднялись Мачей Бербека и Ришард Гаевски. Годом позже, 21 января 1985 года, Анджей Чок и Ежи Кукучка взошли на Дхаулагири, а 12 февраля того же года поляки покорили Чо Ойю, причем Кукучка установил рекорд, менее чем за месяц сделав два зимних восхождения.

Следующими в очереди «польских зим» в Гималаях стали Канченджанга (11 января 1986 года), Аннапурна (3 февраля 1987 года) и Лхоцзе, на которую Кшиштоф Велицки поднялся в новогоднюю ночь 31 декабря 1988 года.

Однако на тибетский гималайский восьмитысячник Шиша Пангма удалось взойти в зимний период лишь 15 января 2005 года – это сделали итальянец Симоне Моро и поляк Петр Моравски. Таким образом, из всех восьмитысячников Гималаев поляки не побывали только на Макалу, на который поднялись в феврале 2009 года Симоне Моро и Денис Урубко, и на Нанга Парбат. Впрочем, пока на вершину «Голой горы» зимой не поднялся никто – «Гора-убийца» успешно отражает альпинистские атаки одну за другой.

Во время зимних экспедиций в Гималаи польские альпинисты не забывали и про восьмитысячники Каракорума. Здесь долгое время – целых 23 года – держался непобитым рекорд Мачея Бербеки на Броуд-пике. Польско-канадская зимняя экспедиция 1987/88 года под руководством Завады потерпела досадную неудачу: Бербека поднялся на предвершину Броуд-пика (8027 метров) и в условиях плохой видимости из-за метели принял ее за главную вершину. Ошибка обнаружилась лишь впоследствии при сопоставлении фотографий.

Тем не менее, вплоть до 2011 года Бербека был единственным человеком, поднявшимся выше восьми километров зимой в Каракоруме. Его рекорд был побит 9 марта 2012 года, когда на вершину Гашербрума I взошли польские альпинисты Адам Белецки и Януш Голомб.

Наравне с высочайшими вершинами поляки поднялись и на непальские семитысячники. В зимний период 1983-84 года Анджей Белунь и Тадеуш Пиотровский покорили самый западный семитысячник Непала Апи (7132 метра). К сожалению, на спуске Белунь погиб.
Зимой 1987-88 года Миколай Чижевски, Казимерж Кишка и Адам Поточек взошли на пик Лантанг Лирунг (7225 метров).

Всего безуспешных попыток зимнего восхождения у поляков было пятнадцать. Интересно, что больше половины, а точнее восемь попыток отразила Нанга Парбат, тогда как на Макалу поляки пытались взойти лишь трижды (максимальная достигнутая высота 7400 метров). По всей видимости, польскими альпинистами движет желание поскорее «закрыть» тему пакистанских Гималаев, однако пока Нанга Парбат «пустила» поляков только на 7800, за этот высотный рубеж Збигнев Тржмиель и Кшиштоф Панкевич поплатились, получив серьезные обморожения.