В горах встречаются разные загадки. У нас на пути их было две, и одну удалось разгадать. Вернее, нет, была еще одна, третья, но глубоко личная. Начну, пожалуй, с нее, хотя прозаичная она просто до невозможности.

Где-то на полпути, проходя в очередной раз по кромке над пропастью…

…я внезапно осознал… Нет, голова у меня не закружилась от высоты… Нет, и под ложечкой не засосало… Все оказалось куда проще – я осознал, что натер задницу. Никогда раньше такого не случалось вообще, но, как говорится, факт налицо. Это стало мешать жить, то есть идти. Чтобы отвлечься, стал размышлять, почему же так произошло? Вот иду вразвалочку, как матрос – шире шаг, ноги на ширине плеч, и думаю: как часто в поэзию места вот так, через одно место, врывается проза жизни.

И уже Рахманинов в плеере что-то хуже заиграл, и краски окружающего мира поблекли… Стоп! Сила есть, воля есть, значит, из них силу воли можно состряпать. И я стал думать о чем-нибудь более приятном, например, о том, что вода у нас подходит к концу (мы набирали ее еще на подъеме – на «Еврейке»), а до источника еще километров …цать идти; о том, что завтра Саша в Крыму последний день, а мы с ним не съездили на велосипедах к Байдарскому перевалу, так что, скорее всего, завтра поедем, а как к этому отнесется задница, неизвестно…

Стоп! Мысли о бренном теле надо отметать и пресекать на корню! Лучше по сторонам смотреть. А вот и первая загадка. Крест. Кто-то когда-то притащил сюда наверх здоровый железный крест и установил его на самом краю скалы, выступающей из гряды. Кто? Зачем? Когда? Что случилось здесь? Неизвестно.

2.

Может, кто-то упал отсюда, но каким образом? Понятно, что падение с такой высоты закончится летально в прямом и переносном смысле.

3.

Сразу вспомнилось, как однажды я бродил под самой грядой в районе Алупки и увидел странную вещь – заржавевшую железную хреновину, нечеловечески выгнутую, завязанную прямо-таки морскими узлами. Эта железка когда-то была колесом грузового ЗИЛа. Но оно было скручено так, что ничья больная фантазия до такого не додумалась бы. До этого додумались солдаты из воинской части, расположенной на краю гряды. Действительно, если поменял колесо у машины, почему бы не спихнуть его вниз и не посмотреть, что получится?

Следующей загадки я ждал уже с нетерпением. Ибо почти сразу после нее должен был быть источник с холодной и вкусной водой. Согласно установленной традиции, всегда беру с собой в поход банку сгущенки, чтобы выпить ее по достижении вершины или какого другого значимого места. Без воды, однако, традиция не прокатывает…
Следующая загадка выглядит как два здоровенных щита, стоящих на металлических фермах по краям ущелья. Щиты смотрят друг на друга, но под разными углами.

4.

Долго пытался понять, зачем надо было устанавливать наверху эти штуки, но гуманитарный разум осилить подобные вещи не в состоянии. Оказывается, это отражатели. Горная гряда не дает живущим на берегу людям получать сигнал (скорее всего телевизионный), поэтому и воткнули на горе два ретранслятора. Окружающий вид портится несомненно, но мы прилипли к отражателям и долго не хотели уходить. Просто металл в тени имеет свойство быть холодным.

5. Маша охлаждается

Место запомнили и на следующий день, проезжая внизу на велосипедах, сфотографировали один из ретрансляторов. Снизу он выглядит совсем незаметно.

6. Точно по центру дороги гряда понижается. Внизу этого V видна точка. Это и есть ретранслятор

7. На максимальном приближении. Если не знать, не за что не догадаешься

После отражателей движение ускорилось, и в рощицу, где был колодец с водой, мы просто вбежали. Поскольку колодец один-единственный на многие километры, его оформили надлежащим образом: стены цементные, и даже крышка есть железная. Да, давно хотел сказать всем любителям чая, кофе, кока-колы и прочей ерунды – это все ерунда. Ничего вкуснее воды нет!

Никогда не подумаешь, что можно в один присест залить в себя полтора литра воды… После этого идти мы уже не могли, воду надо было переварить, а потом на очереди сгущенка…

Дальше двигались уже значительно быстрее – время начинало поджимать, а идти ночью в горах слишком «весело». И шансов поймать машину внизу и доехать назад становится тоже значительно меньше, помнится, как-то ночью несколько километров по шоссе протопали, прежде чем кто-то остановился.

После отражателей, тропинка превращается в хорошую дорогу, по которой можно местами даже комфортно ехать. Где-то она проложена по плато, где-то в скальном массиве, причем в скалах место для нее расчищали взрывчаткой.

8.

Дорога интересная, сделанная давно, и достаточно длинная – уходит за перевал в сторону Байдарской долины – вот туда:

9.

Вскоре предстояло уйти от края гряды и обходить в глубине массива большие ущелья, напрямик через которые пройти нельзя. И тут запахло гарью… Запах горящего леса спутать нельзя ни с чем.

Еще когда вышли на плато рано утром, почти сразу же на горизонте был виден огромный столб дыма, на большом расстоянии кажущийся совсем тонким. Сейчас стало понятно, что горит лес в Байдарской долине, причем огонь расходился все сильнее, так как под вечер ветер в горах резко усилился. Дул он с севера, и дым от пожара несло через гряду (и через нас) вниз к морю. Пока смог был не очень заметен, но позже, в лучах закатного солнца его стало видно очень хорошо.

Второй раз прохожу этим маршрутом и второй раз – пожар. В предыдущий поход лес горел как раз на пути подъема, и пришлось идти другой дорогой – чтобы не встретиться с лесниками и пожарными, которые бы сразу загребли, не разбираясь, виноват или нет. Как выбрались тогда на гряду, еще несколько часов снизу доносился рев пожарных машин, пытавшихся проехать по крутым просекам к огню. Сейчас же все было тихо, только в деревьях ветер шумел уже не чистым воздухом, а гарью.

Дорога начала обходить ущелья, отошла от края гряды и направилась вниз. И мы вместе с ней. Потихоньку в ногах стала чувствоваться приятная усталость, Саша даже раздобыл себе посох.

10.

В лесу уже не было такой жары, гарь не чувствовалась, и дышать стало легче. Но дорога испортилась. Не для нас, конечно. Для машин. Судя по оставленным следам, здесь могли застрять даже танки. Видимо, по весне или после дождей в этих лесах образуются непроходимые топи. Даже сейчас, в сушь, порою попадались участки с топкой грязью.

По пути наткнулись на памятник партизанам, воевавшим в горах во Вторую мировую. Правильно сделали, что памятник поставили, но, во-первых, зачем рядом с просекой – ведь тонны грязи постепенно засосут его (оградка вот уже под землю уходит)…

Во-вторых, скульптор был, наверное, последователем Церетели, а в-третьих, цветочки рисовал явно какой-то пессимист или импотент (одно другому не мешает) – «ромашки спрятались, поникли лютики»…

11.

Под вечер со мной произошла окончательная метаморфоза из моджахеда в странствующего дервиша. Рюкзак съехал на бок, ноги шли вразброд по колее. Я даже отобрал у Саши посох, ну и очки снял, чтобы пострашнее получилось :)

12.

Всем хорош монастырь,
Да с лица пустырь,
И отец игумен,
Как есть, безумен.

Обойдя ряд глубоких ущелий, вновь выбрались наверх, но теперь осталось идти по плато совсем недолго. Почти перед перевалом сделали небольшой привал и доели, что осталось. Заодно решили сделать общую фотографию под названием «Моисей собирает паству». Итак, в первом ряду слева направо: Лена, Настя, Сережа, во втором ряду также слева направо: Маша, Саша, Саша.

13.

Теперь дорога пошла только вниз. Уходить с плато было грустно, чесслово! К тому же шли в дым от пожара, который теперь был виден четко и ясно. Он задолго до заката погасил солнце.

14. Это не облако, это дым

Спуск занял все оставшееся световое время, машину внизу ловили в плотных сумерках. Остановилась маршрутка из Фороса, водитель и пассажиры которой долго и с интересом меня разглядывали. Уже было, правда, наплевать, думалось даже, что если не будет свободных мест, то кого-нибудь сгоню, просто пропев «Аллилуйя».

***

Когда возвращаешься домой подуставшим, маленькие радости становятся большими: душ, холодный лимонад, вечерняя прохлада, море… Можно сесть, лечь. Это из поэзии. А из прозы все то же – задница уже не болит, сходил в магазин и что-то купил покушать сырно-хлебное. Тут же и поел, не отходя от кассы. В общем, такое состояние надо как-то выразить словами – емко и кратко. Например, «Жить – хорошо!» Нет, не то. Лучше так: «Отдыхать – хорошо!» Тоже не то.

Зачем думать? Ведь все написано, надо только посмотреть и прочесть:

15.

Другие записи про Крым из этой поездки:
Запись 1: Москва – Алупка
Запись 2: По городу
Запись 3: На велосипеде по яйле раз
Запись 4: На велосипеде по яйле два
Запись 5: Старое Севастопольское шоссе
Запись 6: Много крови!
Запись 7: Затерянный мир
Запись 8: Пешком по горам раз
Запись 9: Пешком по горам два. Эта запись
Запись 10: Байдарские ворота
Запись 11: Прощальное

метки: