До самого последнего момента был в раздумьях – какой маршрут выбрать? Пойти к самому большому в мире высокогорному озеру или обойти вокруг восьмитысячника Дхаулагири с выходом на шеститысячный пик Тапа? Озеро – мечта. Шесть тысяч – тоже (на самом деле мечта – это восемь тысяч, но мы люди не гордые, шести для начала хватит :)). Хотелось, конечно, успеть и то, и то, но было очевидно, что времени не хватит.

Но недаром выспаться в отпуске – великая вещь. Голова постепенно начинала работать, и, сидя в магазине с картами и отмахиваясь от назойливого продавца, который норовил всучить панорамы Эвереста, я развернул несколько карт, и выход был найден сразу же: надо подняться до Джомсома, а там развилка – на Дхаула, либо к озеру Тиличо. Можно подумать и решить на месте. А пока – вперед по улицам – по магазинам.

Кстати, вот подумал. Если эту фотографию поместить на каком-либо из европейских сайтов, засудят меня за неонацизм или нет? :) (P.S. За качество фото в этой записи прошу прощения заранее – почти все делалось на ходу с крыши автобуса.)

«Добро пожаловать!» со свастикой в конце

Вместе с ребятами из Белоруссии ходили по Тамелю целый день, закупали снаряжение и подарки. Кошки, спальник и палатка у меня были с собой, а вот котелки, газ, газовую горелку, трекинговые ботинки, шапку, коврик, флягу – все это надо было найти в Катманду. Просто потому, что здесь все это дешевле минимум вдвое, за исключением газа и горелки. Газ в самолете везти нельзя, его покупают на месте, поэтому и цены высокие. Кроме того, стоило запастись картами на будущее.

К концу дня я оброс пакетами и пакетиками, став обладателем швейцарской фляги, корейского коврика, корейских котелков, непальской шапки, китайского газа и газовой горелки, ботинок Salomon и еще кучи всякой мелочи непальского производства. Сплошной космополитизм в сумках, в голове же было пусто, как в коровнике после горбачевской перестройки. А все из-за долгих поисков и препирательств с продавцами. Ну, не люблю ходить по магазинам за вещами и терпеть не могу торговаться! Правда, здесь это того стоило. Например, ботинки удалось купить дешевле ровно в пять раз, чем если брать их в Москве.

Мои попутчики из Белоруссии выглядели совершенно обалдевшими – кто помнит первые впечатления от Катманду и особенно от Тамеля, меня поймет. Описать Тамель словами невозможно, лучше один раз увидеть, и это запомнится на всю оставшуюся… Ребята все время спрашивали, как можно ориентироваться в этих улицах. Честно говоря, не знаю. Тамель – единственное место на планете, где я себя чувствую неуверенно и иногда боюсь заблудиться, несмотря на отсутствие топографического кретинизма.

Узкие улицы здесь, когда лавки и магазины закрыты, похожи одна на другую, как две капли воды, а когда все открыто и туда-сюда снуют толпы людей, то все настолько пестро, ярко и неповторимо, что переулок не узнаешь, стоит его пройти в обратном направлении. Системы координат нет, глазу либо не за что зацепиться, либо он слишком за все цепляется. И что делать, если заблудился, это вопрос. Гестхаузов в Тамеле вагон, большую часть их велорикши и местные таксисты не знают. Поэтому я и не «блудил» ни разу.

Улица Катманду. Справа флажок с удивительно знакомыми символами

Под вечер мы встретились со Светой ака bulinat. Я очень рад этому знакомству. Света поразительный человек – чтобы суметь открыть с нуля ресторан в Катманду, причем ресторан русской кухни, надо обладать не только хорошим организаторским талантом. Непал весьма патриархальная страна, как мне кажется, и женщины пользуются меньшими правами, чем мужчины. Уже одно это должно здорово ставить палки в колеса. Плюс местные законы. Плюс всякие условности. Плюс большая разница в мировосприятии непальцев и, скажем, европейцев, что порождает непонимание и попадание в различного рода ситуации. В общем, это полный вперед!

Непальцы во многом остаются приверженцами схем, традиций, условностей, которые не меняются на протяжении столетий. Так, один европеец, женившийся на непалке по большой любви и проживший с ней около десяти лет, говорил, что, несмотря на любовь и взаимопонимание (языкового барьера нет), существуют сферы, в которых они не в состоянии понять друг друга вообще именно в силу разницы культур – азиатской и европейской. Эти сферы мужу приходится если не замалчивать, то обходить стороной.

Но это частный случай и совсем уж «близкие» условия. Вообще же, по всей видимости, в силу невысокой образованности большей части населения внедрить что-то новое практически невозможно, а если удается, то по истечении некоторого времени это «новое» постепенно возвращается к старым, известным схемам. Впрочем, так везде: когда отсутствует возможность развиваться, главную роль играет слепое следование традиции. Интересно, что именно традиция (сюда же можно включить религию) обеспечивает выживаемость. То же и в России. Иначе откуда такие анекдоты?

В глухую Сибирь лесорубам впервые привезли бензопилу. Лесорубы собрались посмотреть на чудо техники. Бригадир дядя Вася подсунул пиле тонкий прутик. Пила сказала «вжик» и перепилила. «Вот стерва!» – сказал дядя Вася. Потом подумал и подсунул пиле толстое полено. Пила сказала «вжик» и перепилила. «Вот стерва!» – сказал дядя Вася. Подумал и подсунул пиле металлическую арматурину. Пила сказала «вжик» и сломалась. «Вот, стерва!» – радостно сказал дядя Вася, и мужики пошли пилить лес двуручными пилами.

Света сформулировала проблему проще. Когда местного повара наконец-то научишь делать, например, картофельное пюре, через неделю вкус картошки изменится с русского на непальский, потому что повар, видимо, бессознательно возвращается в лоно традиции. А непальское пюре совсем другого вкуса. Посему над поваром надо стоять с колотушкой :)

Помимо трудностей с персоналом, приходится изобретать, как сделать русские блюда из заменителей. Например, кваса или кефира в Непале не знают. То же касается блинной муки, селедки и прочего. На мой взгляд, готовить согласно русской традиции в таких условиях – похлеще, чем преломлять хлеба, но у Светы как-то получается изобретать. По возвращении с Тиличо я зашел в ресторан и под долгие разговоры съел пюре с котлетой. И почувствовал себя, будто дома :)

Ну, и самое главное – меня никогда долго не хватает на что-то одно. Необходимо переключаться. Долгие проекты всегда заканчиваются бунтом, если их надо продолжать, либо безразличием, когда интерес пропадает. Поэтому люди, которые в состоянии работать долго над чем-либо одним, всегда вызывают если не восторг, то уважение.

***

Вечером я перепаковал рюкзак, сложил подарки и лишние вещи в большой пакет и сдал хозяину гестхауза. Это хорошая услуга – можно не тащить с собой лишнего. Выгодно всем – вещи остаются в сохранности, и бесплатно, зато в гостинице знают, что клиент по возвращении с трека не поселится в другом месте.

На следующее утро перед выходом взвесился. Вместе с рюкзаками все потянуло на 96 килограмм с копейками. То есть больше 26 кг придется нести на себе. Вспомнились слова хозяина одного гестхауза в Кхуди, когда ходил в трек вокруг Аннапурны в апреле: «если хочешь смотреть по сторонам, найми носильщика, иначе, как мул, будешь глядеть в землю». Ну что ж, мул, так мул, а мне интересно попробовать самому…

***

Как и в прошлый раз, водитель автобуса наотрез отказался разрешить ехать на крыше. Спорить не стал, потому что в городах полиция действительно требует иностранцев с крыш снимать. Поэтому на первой остановке просто сказал: «если что, проблемы мои», и влез наверх. Водитель остался недоволен.

По дороге вновь попадались перевернутые машины и попавшие в аварии грузовики. Довольно много.

Проехали и мимо очередного автобуса, который свалился вниз и который смогли вытащить назад, на дорогу. Зрелище было настолько неприятное, что фотографировать не стал – крышу автобуса при падении вдавило в сиденья по всей длине, кое-где на стенах была видна кровь. Уж не знаю, остался ли кто в живых…

Причем дорога практически шансов не оставляет: либо идет по таким высоким обрывам, откуда в случае падения точно не выбраться, либо обрывы невысокие, но внизу речка, в которой много порогов, камней, да и течение нехилое.

Поэтому лучше все-таки на крыше, несмотря на пыль, жару и возможность слететь на дорогу при хорошей болтанке на выбоинах.

В общем, что с человеком ни делай, он упорно ползет на кладбище куда ни повернись, везде можно увидеть задницу :) Посему сосредоточился на рекламе.

Реклама презервативов

Реклама сигарет

Реклама – не знаю чего. Может, марихуаны?

По дороге попали в пробку и простояли около получаса. Вот тут стало грустно – на такой жаре в отсутствие ветра начинаешь оплывать как свечка. Это сверху. А снизу – довольно быстро крыша нагревается, подобно сковородке, так что, пока не двинулись, я предпочел гулять по крышам – длиннющая вереница стоящих почти впритык автобусов и грузовиков позволяла протопать несколько сот метров, вообще не спускаясь на землю.

Что удивило. Во многих грузовиках, на многих крышах автобусов ехали козы. В прошлый раз такого замечено не было. Я спросил местных – зачем и куда этих коз везут. Они кратко отвечали: «Дасай».

Дасай или Dasain, или Дурга Пуджа – один из самых важных праздников у индуистов. В связи с этим работа прекращается больше чем на неделю, а сам праздник длится около двух. В это время делаются жертвоприношения богине Дурге, народ пьет и радуется жизни. На жертвоприношения идут козлики.

Праздник действительно важен. Достаточно сказать, что бедняки и нищие, если не в состоянии купить козу, обращаются к богатым людям, и те всегда (всегда!) дают деньги, даже если в любом другом случае отказывали.

За несколько дней до моего приезда в Непал маоистское правительство решило не выделять средства на Дасай – денег уходит много, плюс жертвоприношения осуждаются животнозащитными организациями. Однако народ провел демонстрации с битьем стекол в магазинах и разграблением лавок, и маоисты от своей идеи отказались. Так что в этот раз праздник был еще более веселым.

Во время Дасая проходит еще один праздник – тика. Это та самая красная точка, которую рисуют на лбу и мужчины, и женщины. По традиции старший мужчина в семье рисует ее на лбах у всех родственников, после чего начинается обильное застолье. Обильное потому, что в честь богини Дурге козлики только убиваются, а само мясо идет на стол.

Так что впереди у меня была прекрасная возможность понаблюдать, как козликов приносят в жертву (а резали в деревнях их десятками). И слава богу, что при подходе к Джомсому я решил немного ускориться, иначе бы не нашел проводника (а во время праздника проводника найти в разы труднее – все хотят отдыхать) и не поднялся бы к Тиличо.

А пока… Пока, отбивая и поджаривая свою задницу на крыше, я доехал-таки до Покхары, вломился в первую попавшуюся гостиницу, с недоумением воззрился на инструкцию для постояльцев…

…кинул вещи на пол, а себя в душ, после чего потопал в Everst steak house на покушать как следует в последний раз. Потому что завтра предстоял выход на тропу.

Оглавление записей из этой поездки:
1: Снова Непал
2: Посчитанные обезьяны и отдыхающий Будда
3: Куда идти? Эта запись
4: Тибетский талисман, пиявки и немного о самокастрации
5: Вся правда об одной горе
6: Смерть на праздник
7: Любовь на склоне гор… Ночью
8: Когда приходят облака, становится холодно
9: Мальчик с лопатой или горная болезнь по-настоящему
10: Скрытое озеро или как увидеть сразу три страны
11: Праздник выпивания крови яка
12: Как можно остаться без денег в Гималаях
13: Непальское искусство или пошли вы на х.., русские туристы
14: Катманду: Люди, манекены, коровы и голуби
15: Для тех, кто хочет посмотреть, или последняя запись про Непал

метки: