Есть в Крыму место, где противостояние живой и неживой природы выражено настолько сильно, что, попадая туда, невольно чувствуешь давление с обеих сторон. Это мыс Айя. Точка, где гряда крымских гор, которая по мере продвижения с востока на запад постепенно подступает к морю, наконец смыкается с ним. Между морем и камнем идет постоянная борьба, и можно только пробежать по краю, причем желательно, чтобы не задело…

Здесь можно делать многое, начиная от обычной прогулки, заканчивая празднованием дня рождения в скалах в гордом одиночестве, вернее вдвоем с тортом. Но рядом постоянно живое становится мертвым, а мертвое живым – этот процесс тих и незаметен, но очень быстр, и, доедая торт, чувствуешь, что стареешь…

У нас был день на то, чтобы доехать до места, пройти несколько километров пешком до самого мыса, заплыть за мыс, побродить по так называемому Затерянному миру (узкая полоса берега, состоящая из хаотично набросанных скал разного размера), до которого можно добраться только вплавь, и, собственно, проделать обратный путь и вернуться домой. Конечно, это все галопом по европам, лучше в эти места ехать на несколько дней и с палаткой – чтобы не только за мыс сплавать, но наверху полазить… Но это уже как-нибудь в следующий раз.

А пока нам надо было дойти вот сюда, это и есть мыс Айя, или в переводе на русский, мыс Святой.

2.

Наверху горы (высота около 500 метров) были обнаружены развалины древнего, кажется, греческого монастыря. Отсюда и название. В советское время на горе разместили радары слежения за морем и воздухом плюс ракеты. (То, что от этого осталось, можно посмотреть здесь.) Почти до конца 1980-х попасть в эти места было довольно трудно – мыс Айя находится в 30 километрах от Севастополя и являлся закрытой зоной. Однако одни наши друзья, наверное, были первыми из гражданских, кто приехал сюда в конце 1970-х отдыхать. Ребята жили дикарями в скалах и испытали на себе все прелести военного идиотизма.

Дело было так. Пограничники, сидевшие на горе, привыкли к тому, что ночью вся береговая линия под грядой скрывается во мраке. Поэтому, когда однажды они увидели свет костра внизу, то вызвали военный вертолет для поимки нарушителей. В течение нескольких лет борьба шла с переменным успехом – каждое лето наши друзья приезжали на мыс на три-четыре месяца (жили в пещере, питались тем, что били рыбу, ловили крабов, собирали мидии и рапанов), и каждое лето погранцы по нескольку раз высылали вертолет, а то и сами спускались вниз с собаками.

Последнее, кстати, сделать непросто, так как напрямую спуститься с горы невозможно, надо обойти всю гряду по верху с севера, и повторить путь уже по скалам побережья в обратном направлении. Кругом бегом это не меньше 25 км. К счастью для наших друзей, вертолет всегда хорошо было слышно, подкованные кирзовые сапоги пограничников – тоже, поэтому чаще удавалось спрятаться в скалах. В случае поимки меры были стандартными: отбирались паспорта, которые потом надо было ехать получать в милиции в Севастополе, а сами «дикари» под конвоем выводились из запретной зоны.

Однажды случился курьез. Под вечер пограничники с овчарками вышли на очередную «охоту», спустились и поймали-таки наших друзей. Произошла стандартная выемка паспортов и тут… Тут стемнело. А пройти несколько километров в кромешной тьме по скалам, невозможно (вернее можно, но это очень весело!). Овчарки помочь не могли, потому что здесь ни одна собака не пройдет (чтобы был понятен масштаб, я попросил Машу встать на одной из скал):

3.

Таким, до того, как здесь стали строиться пансионаты, был весь берег. В итоге наши друзья предложили пограничникам бартер: возвращаете документы, мы вас выводим. Те согласились. Кстати, чтобы почувствовать вкус опасности, стоит попробовать походить по этим камушкам ночью и без фонаря. Удовольствие колоссальное!

***

К 2007 году территория мыса Айя была объявлена заповедником, что правильно, и туда никого не пускали: поставили на тропинке ворота и посадили охранника. Нас это, конечно, не остановило – слишком хорошо знаем окружающую местность, поэтому, потеряв минут двадцать и пройдя в обход сторожа по скалам, мы вновь оказались на тропе.

4.

Идущая рядом гряда гор подавляет своей мощью. Фотоаппарат, равно как и видеокамера, передать масштаб не в состоянии. Единственный способ – сравнение, желательно с человеком. Но и здесь не все так просто – человек на таких просторах не виден. Однако стоит попробовать.

Вот вид гряды, нависающей над тропой.

5. Красным кружочком обведена скала под кодовым названием «палец»

Ниже фотография «пальца», сделанная Сашей с максимальным приближением. По-прежнему почему-то все кажется декоративным. На самом деле деревья, растущие здесь, это корабельные сосны высотой более десятка метров. Высота самого пальца также где-то этажа три.

6.

Чтобы не быть голословным, ниже фото с максимально близкого расстояния. Если присмотреться, то видно, что под «пальцем» сидит один из наших друзей-дикарей, о которых говорилось выше.

7. Фото сделано в середине 1980-х годов

С тех пор, как увидел эту фотографию, захотел оказаться там же. И до сих пор хочу. Попытку попасть туда лишь однажды предпринял, но ошибся, выбрался наверх значительно правее «пальца» и, не выйдя даже на нужную высоту, попал на осыпь. Когда попался участок в 60 градусов, я понял, что подняться не получится, надо спускаться назад. Подъем занял около часа, а вот назад я съезжал более четырех часов, так как после каждого шага приходилось ложиться и судорожно цепляться за крупные камни и кусты, иначе осыпь превратилась бы в лавину и сошла вниз вместе со мной.

Наконец, когда я в изодранной одежде доехал по этой осыпи до первой крупной скалы и встал на трясущихся ногах, откуда-то сверху спикировал ястреб или сокол – не знаю. Его целью не был я, птичка просто пролетела над моей головой метрах в трех. Только тень промелькнула, и дикий свист рассекаемого воздуха был слышен. Но воздушный поток оказался настолько сильным, что меня сбросило со скалы. К счастью, было невысоко. Уже потом узнал, что когда, например, ястреб пикирует, скорость полета может доходить до трехсот пятидесяти км/ч.

Однако хватит отступлений…

Хотя нет… Нет-нет. Еще одно. Несколько лет назад мы решили забраться на самую высокую гору гряды Айя – Куш-кая. Вот она на заднем плане.

8.

Чем интересна Куш-Кая. Вид с нее открывается потрясающий: с одной стороны виды горы айпетринской яйлы, с другой – Севастополь. Самый оптимальный подъем на гору справа по гребню, однако не все так просто. Дважды мы забирались здесь и дважды сбивались с пути и как следует плутали.

9. Вид с Куш-Кая вниз. Дух захватывает и не отпускает уже. Фото 5-летней давности

620 метров, ноль-ноль копеек, как любил говорить Остап Бендер. Если посмотреть с вершины назад, виден уходящий на север хребет Кокиябель, покрытый лесом. Как раз сюда, в лес, когда угораздило заблудиться, мы и попали. Казалось бы, ну лес и лес, что такого?

10.

Во-первых, лес в основном девственный. То есть в нем нет тропинок, дорожек и т.д. Людей тоже. Во-вторых, в крымских горах местами нельзя пройти без пилы или топора – настолько густая растительность. Кажется, что это преувеличение. Однако нет! На хребте Кокиябель можно воочию увидеть (извините за тавтологию) поговорку «за деревьями леса не видно».

Пять лет назад мне довелось здесь заблудиться. По мере продвижения вглубь урочища, деревья становились все ближе друг к другу и все гуще. Как в сказке. В один прекрасный момент я с рюкзаком на плечах не смог идти дальше – просто застревал между деревьями. Пришлось ползком пробираться между стволами, волоача рюкзак, пока наконец не удалось выбраться. Уже на обратном пути я решил сфотографировать этот частокол. На фото лес еще не очень густой.

11.

Если подниматься по краю горы, по самой кромке, то открываются совершенно потрясающие виды на бухту Ласпи. Чувствуешь себя ласточкой. На фотографии мыс Сарыч и гора Ильяс-Кая. Местные называют ее также «Краб» или «Лягушка».

12. Когда смотрю на горы, все время осознаю свое ничтожество…

Однако все! Хватит отступлений, едем дальше. Вернее, идем.

К мысу Айя можно пройти двумя способами – по тропе, что под грядой, либо низом, по скалам. Последнее интересно делать босиком. Стоит так попрыгать недельку-другую и можно ходить по стеклам, гвоздям без каких-либо проблем. Путешествие босиком ждало впереди – за мысом, а пока мы шли по тропе. Через некоторое время мыс Айя показывается во всей своей красе:

13.

14. Выступающий фрагмент скального массива напоминает идола

В морских лоциях Айя пользуется дурной славой. Здесь отвесная стена уходит вертикально в воду, однако море не очень глубокое – 8-10 метров. При волнении, даже небольшом, возникает эффект отражения. Волны бьются в стену и идут назад, сталкиваясь и разбивая друг друга. При шторме вообще создается так называемая мертвая зыбь, как в центре урагана. Ни кораблю, ни пловцу не пожелаю оказаться во время шторма здесь. Либо понесет на стену и ударит, либо будешь получать оплеухи волнами со всех сторон. Кстати, последний раз корабль затонул недалеко от Айя не так давно – в 1930-х. О нем речь впереди.

Дойдя до места, где дальше нужно только плыть, мы сняли с себя все ненужное, в том числе обувь, и спрятали в скалах. Фотоаппараты, деньги и ценности, разумеется, стоило взять с собой – мало ли что. Для этого заранее запаслись десятком полиэтиленовых мешков и пакетов. Если вещи тщательно упаковать, они выдерживают путешествие по воде. На нас остались только плавки, футболки (чтобы не обгорать), а еще я прихватил кепку.

Ввиду того, что камни сильно раскалены, босиком двигаться приходится быстро, перепрыгивая со скалы на скалу. От долгого стояния на одном месте может и жареным мясом запахнуть. Чтобы не получить тепловой удар, мы часто окунались.

15.

Постояв под брызгами волн…

16.

…взяли пакеты и поплыли. Каждый раз проплывая под такой колоссальной массой скал, невольно думаешь, а что будет, если случится обвал? Они случаются – борьба между камнем и морем идет постоянно.

Правда, не обошлось без происшествий. Подплывая к Затерянному миру, я вспомнил, что цивилизованного выхода там из моря нет. Волны же, хоть и небольшие, но имели место. В один прекрасный момент мое тело понесло на скалу. Первая мысль была о фотоаппарате – не двинуть бы его об камень. Фотоаппарат я спас, сам тоже особо не ушибся, потому что вовремя развернулся на волне ногами вперед, но вот кепку с руки сорвало, и она тут же затерялась в водоворотах и пене под скалами.

Вот тут мы выходили из воды. Опять же, чтобы понять масштаб, в левой части фотографии ближе к середине виден Саша, которому благополучно удалось выбраться на берег.

17.

На следующем фото: Саша (в левом нижнем углу фото) распаковывает фотоаппарат.

18.

Изначально планировалось пройти весь Затерянный мир и проплыть еще чуть дальше. Далее, до самой Балаклавской бухты, идут отвесные стены. В одной из них есть гроты. В гротах, вернее неподалеку от них очень интересно купаться. По мере того, как подплываешь ближе к стене, вода становится холоднее и преснее. В самих гротах купаться не стоит – из скал бьют ключи, и температура воды всего градусов десять.

Из Затерянного мира, открывается вид на часть Балаклавской бухты и мыс Фиолент. Раньше на мысу была работающая военная часть с радарами и прочими устройствами, а теперь, похоже, лишь одни генеральские дачи.

19.

Солнце разогревало камни все больше, и идти теперь можно было лишь по крупным обломкам – мелкие камни и галька раскалились до такой степени, что даже секунды простоять не получалось. Головы также начало допекать весьма солидно, поэтому частые погружения в воду с целью охлаждения…

20.

…либо нестандартная форма одежды, вызывающая ассоциации с жителями пустыни…

21.

…оказывались кстати.

Раньше в Затерянном мире никогда не было людей, просто потому что туда трудно добраться. Несколько лет назад какой-то ушлый человек решил сделать бизнес и стал катать желающих сюда на катере. Тенденцию подхватили другие бизнесмены, и через некоторое время небольшие лагуны Затерянного мира, где есть природные галечные пляжи, начали стремительно превращаться в гадюшник. К счастью, природоохранные товарищи стали бороться за чистоту (территория заповедника!) и настолько хорошо, что в этом году людей было совсем немного. Ну, и уж совсем приятно то, что мусор, который успело набросать отдыхающее быдло, тоже вывезли.

Тем не менее, люди в этот раз все же были, и весьма примечательные. Затерянный мир издавна облюбовали эксгибици… то есть нудисты. Я к этому отношусь спокойно, но здесь было интересно. Эмоций добавлял один дедушка, видимо, нудист со стажем, а может быть, просто маниак, как писали в старину. Он объявился совершенно неожиданно из палатки, которая стояла на берегу в единственном числе (как правило, то самое отдыхающее быдло привозит с собой платки, чтобы укрыться от солнца).

На маниакальном дедушке стоит остановиться подробнее. Размером он примерно как три меня, весом – в тех же пропорциях. Одет был в тренировочные штаны с пузырями на коленях, дырявую футболку, темные очки и панаму. На одном костыле. По выходе из палатки дедушка проковылял к воде, отбросил костыль, зашел в море по пояс и, как был – в панаме, очках и т.д., с головой ушел под воду. Вынырнув, он проделал обратные эволюции, а когда повернулся к нам задом, выяснилось, где скрывается нудизм, он же эксгибиционизм. Тренировочные сзади по шву лопнули, по всей видимости, уже давно, и в прореху было видно не только дедушкину массивную задницу, но и то, что, извиняюсь, болталось между ног.

Встав на костыль, старче доковылял до первой попавшейся обнаженной нудистской девушки, которые в количестве нескольких штук лежали на гальке, медленно поджариваясь, плюхнулся рядом с ней и завел беседу, судя по ухмылке, весьма скабрезного характера. Этакий Казанова на пенсии. Видимо, его вежливо отшили, так как вскоре дедушка перешел к другой девушке, где история повторилась… Я не решался фотографировать, хотя руки чесались, конечно. Ухитрился сделать только одно фото исподтишка, когда дедушка выходил из воды.

22.

Однако никакой нудизм не мог испортить красоты места. Вообще Сейшелы или там Мальдивы – это хорошо, но если не знать, где сделана, например, эта фотография, то кто угадает?

23.

Обратный путь из Затерянного мира прошел без приключений, (единственное, Маша сумела найти мою кепку: когда нырнула, кепка сама попала ей в руки), хотя мы очень торопились. Хотелось есть!
Выбрав хорошее место, где до искупаться недалеко было, и была тень, мы разложили все наше нехитрое имущество прямо на скалах и «немедленно выпили».

24.

25. Что делать, если нет ложки?

26. На запах пищи пришла ящерица

Ей тоже перепало – кончики огурцов и другие деликатесы, однако даром не достается, как известно, ничего – бедная ящерица поплатилась, наверное, сотрясением мозга. Мой папа, отбрасывая в стороны вышеупомянутые фрагменты огурцов, дважды попал рептилии по голове, сам того не желая.

В этих местах живут лишь ящерицы, пауки, сколопендры (последние гигантских размеров – до 15-20 см в длину), горлицы, чайки, ястребы, бакланы. Пару раз за все время встречались дикие коты, но это было давно и ночью.
Бакланов очень много, они целыми колониями сидят на камнях, а под вечер начинают стелиться по воде в сторону заходящего солнца, чиркая крыльями по морю.

27.

28. Паутины запросто бывают два и более метра в диаметре

Выше я говорил про силы двух стихий, постоянно борющихся на Айя. Мысль об этом все время где-то на заднем фоне присутствует, особенно когда видишь наглядную демонстрацию такой борьбы. Когда читаешь в книге, что волны могут переворачивать корабли, это абстракция, но если видишь, как волна срезает вделанные намертво в пирс перила, у которых практически нулевая парусность, в голове что-то перещелкивает.

Я уже писал про корабль, который затонул на Айя. Фрагменты корабля и сейчас видны – когда море спокойное, можно в определенном месте отплыть от берега метров на 50 и разглядеть их под водой. О корабле наверняка забыли бы, но сколько-то лет назад, во время особенно сильного шторма, море обнажило затонувший остов, волны сорвали с него обшивку – стальные листы толщиной до четырех сантиметров – и вмяли их в скалы как бумагу.

Когда смотришь на эти артефакты, становится сильно не по себе.

29.

На Айя мы провели целый день – под вечер осталось еще время, чтобы дойти по скалам до пансионата, поплавать и понырять на цивилизованном пляже, поймать машину и отправиться домой – в Алупку.

30.

Другие записи про Крым из этой поездки:
Запись 1: Москва – Алупка
Запись 2: По городу
Запись 3: На велосипеде по яйле раз
Запись 4: На велосипеде по яйле два
Запись 5: Старое Севастопольское шоссе
Запись 6: Много крови!
Запись 7: Затерянный мир. Эта запись
Запись 8: Пешком по горам раз
Запись 9: Пешком по горам два
Запись 10: Байдарские ворота
Запись 11: Прощальное

метки: