В Непале лучше всегда ездить на крыше автотранспорта, а не в салоне. Во-первых, много интересного можно увидеть, во-вторых, вся крыша твоя, в-третьих, это просто безопаснее. Про мелочи в виде свежего воздуха даже упоминать не стоит.

Семичасовой переезд из Покхары в Катманду, большую часть которого удалось провести на верху автобуса, показал, что в этом способе передвижения есть и минусы: задница моя, и без того пострадавшая на перевале, была окончательно отбита о металлическую решетку на крыше, ибо непальские автобаны ничем не лучше, например, узбекских. Кроме того, пришлось поневоле стать пассивным курильщиком марихуаны. Но это все частности…

1.

Наверх удалось вылезти спустя час где-то после выезда из Покхары, когда в одной из деревень сошли пять человек и забрали львиную долю багажа с крыши, освободив таким образом место. Я спросил у водителя, можно ли теперь пересесть на крышу, но он сказал, что это запрещено. Небольшие дебаты ничего не дали. Как потом выяснилось, надо было лезть и не спрашивать.

Пример подала парочка, сидевшая за нами с Настей. Пока снимали багаж сходящих пассажиров, девушка вышла из автобуса и забралась на крышу, а парень выбрался туда прямо через окно. Предложив Насте сделать то же (она отказалась), я последовал дурному примеру и также очутился наверху, минуя дверь автобуса.

Багаж крепится ремнями и растяжками к металлической решетке, которая идет почти во всю длину крыши. Решетка, сволочь, жесткая. Поняв это, парень вернулся в салон за покрывалом, а мы с девушкой вступили в спор с выскочившим водителем, который, сказав пару раз «You can’t sit on roof, it’s prohibited», махнул рукой, потому что девушка твердо сказала: «I will stay here!» Было это сказано с таким видом и интонацией, что я невольно задумался. Дело в том, что вот это «останусь здесь» прозвучало как «пошел на…», ни больше, ни меньше. Родиной повеяло…

И, как оказалось, девушка была та еще. Молодая была уже не молода в том смысле, что пробы ставить было негде.

– Where are you from? — спросил я ее.
– Russia.
– И давно?
– Уже полгода где-то.
– Что, полгода в Непале?
– То в Индии, то в Непале…
– А зачем тогда со мной по-английски разговариваешь? (В салоне девушка сидела за нами, поэтому поняла, что мы русские.)
– Да надоело уже по-русски говорить…

В общем, те кто считает, что поколение хиппи давно в прошлом, ошибаются. Девочка, конечно, была не хиппи, но свободная жизнь/любовь/наркотики явно стояли на первом плане. Она, в общем-то, была внешне симпатична, на таких западают иностранцы (блондинка, худощавая, пропорционально сложена), но настораживали ее манера совершенно не смотреть на собеседника при разговоре и особенно выражение лица, которое лучше всего можно проиллюстрировать старым анекдотом: Жила-была девочка, которая путала противозачаточное с успокоительным. Теперь у нее девять детей, но ее это мало беспокоит.

В общем, судя по лицу, лезть она ни к кому не будет, но если понадобится, прирежет и недорого возьмет. Вышеописанное кредо (свободная жизнь/любовь/наркотики) подтвердилось спустя пять минут – как только автобус поехал дальше.

Парнишка оказался итальянцем. Он придерживался сходных взглядов на жизнь с девушкой. Как выяснилось, они только что познакомились – в этом же автобусе. Что не помешало им расстелить покрывало, лечь и начать обниматься и целоваться. Чуть позже был раскурен первый косяк.

– Будешь? – спросила девочка, предлагая самокрутку.
– Нет, спасибо, мне уже хватит, – сказал я.
– Да ладно, ты ведь вообще не куришь.
– Верно, не курю.

Впервые посмотрев на меня глазами, в которых отражалось только небо, девушка пожала плечами и вновь улеглась на итальянца. Я пересел в конец крыши и повернулся спиной, чтобы не мешать, потому как подозревал, что знакомство, находящееся в стадии поцелуев, ощупываний, тихого смеха вперемежку с расспросами типа: «а где ты живешь в Италии?» (говорили они по-английски) и дымом косяка, скоро перерастет в нечто более глубокое. Проще говоря, инь-янь превратится в сунь-вынь, извините за пошлый каламбур и аллюзию к механическим цитрусовым.

Однако нет. То ли девушка была умнее, то ли решетка вкупе с непальскими дорогами сбивали с такта, но в дальнейшем доступе итальянцу было отказано, и ситуация стабилизировалась примерно на уровне инь-янь. Я принялся фотографировать окрестности, увертываясь от косячного дыма, который сдувало на меня, и отвечая время от времени на вопросы девочки типа: «не знаешь, сколько еще осталось ехать?»

Итальянец же оказался душой более поэтической. В одном из перерывов между обниманиями и косяками он сел рядом и спросил:
– Который час?
– Не знаю.
– А день?
– Тоже не знаю (я действительно уже не помнил, какой день).
– А число?
– The same story.
– Угу… Выходит, мы с тобой плывем в одной лодке.

Это он рассудил логично, конечно. Только, спрашивается, зачем курить марихуану, если между нами не видно разницы? Ну, разве что знакомство с девочками у меня занимает больше времени, потому что интересно обращать внимание не только на «перси, полные томленьем» ((с) Пушкин) и прочие физические параметры.

2. Итальянец и девочка. Итальянец, пригнувшись, раскуривает косяк. Снимал исподтишка

Через некоторое они перестали косячить, парень откинулся спиной на багаж, а девочка выставила на обозрение непальцам свои ноги.

Все-таки вера – вещь интересная. Индусы и непальцы, например, довольно сдержанные люди, что, как мне кажется, в большей степени определяется религией и обычаями. Ибо в Пакистане проехать вот так, с ногами на вынос, невозможно – там девочку просто на части бы порвали. Ведь в Пакистане даже автобусы разделены на мужскую и женскую половины, и женщины, таким образом, сидят в клетке, вокруг которой толпятся и исходят слюной вожделеющие самцы.

Но о Пакистане потом, а пока…

3.

Для рекламы в Непале используют, как правило, не щиты, а любые подходящие поверхности, например, стены домов. Наверное, жильцам выплачивают за это какую-то компенсацию. Хотя не исключено, что достаточно просто краски – ведь стена защищена, и на покраску тратиться не надо.

4.

5. Красок буйство

Дороги интересные. Как правило, они довольно сносны на серпантинах и между городами, но вот в самих городах разбиты в хлам. Хотя вот этот городок был исключением.

6.

Ну, и, разумеется, движение не по той стороне все время заставляло себя чувствовать не в своей тарелке.

7.

Довольно часто встречаются КПП. Я так и не понял, для чего они. На каждом таком пункте все автомобили останавливаются, и водители то ли платят за что-то, то ли отдают какие-то талоны. Не исключено, что дороги государственного значения в Непале платные.

Непальские автомобили самых разных фирм и калибров, но у всех руль с правой стороны. Грузовики и автобусы в основном индийской фирмы Tata. Причем новых я не видел ни разу, а вот весьма старые то и дело попадались. Конечно, непальским водителям далеко до пакистанских, которые делают из своих машин просто произведения искусства, но и непальцы стараются украсить авто.

8. Это и инкрустация фрагментами железа и катафотами…

9. И разноцветные краски…

10. И даже надстройки над кабиной

Порожняком эти машины, видимо, ходят редко: порою в кабине сидит до пяти человек со скарбом и даже с животными. Непонятно, как они там умещаются. Редко можно увидеть грузовик, где в кабине только водитель.

11.

Самое страшное у грузовиков и автобусов – клаксоны. У каждого они звучат на свой лад, выдавая своеобразные матчиши, очень громкие и очень пронзительные. Такой сигнал слышен везде и всегда, он заставляет не то что вздрагивать – подпрыгивать. Когда образуется пробка, проще добровольно оглохнуть, потому что водители сигналят безостановочно, и получается поистине адская какофония.

Автобусы выглядят попроще, зато названия компаний, каким они принадлежат, поражают разнообразием.

12.

13.

14. Встречный автобус. Народ ухитряется спокойно спать

15. Еще один

16. Рынок в одной из деревушек

17. Моя обгорелая физия. Кожа продолжает облезать, а растрескавшиеся на перевале губы еще не зажили

***

Говорят, цивилизация приходит в дом вместе с водопроводом. Действительно, достаточно вспомнить, что еще пару сотен лет назад ночные горшки в столицах европейских стран выливались из окон прямо на улицу. В некоторых районах Непала явно проблемы с водой, однако местных жителей нельзя назвать нечистоплотными. Но приходится им нелегко.

18.

19.

20.

21. Одежду стирают тоже здесь, при дороге

Ну, и немного о безопасности под конец. Часто приходится натыкаться на новости типа «в Китае с моста в реку упал автобус» или «в Индии автобус рухнул в пропасть». В принципе, водители в Непале водят хорошо, большая часть аварий случается, скорее всего, из-за износа техники – встречались настолько древние tat’овские автобусы, что из них буквально песок сыпался. Плюс к этому горная дорога.

22.

Плюс в некоторых местах полное отсутствие заградительных барьеров. В такие моменты автобус едет просто по краю, и пару раз мои ноги зависали непосредственно над пропастью. Эта вот не очень глубокая – метров двадцать вниз будет.

23.

И наконец довелось увидеть то, о чем так долго говорили большевики столько читал. После увиденного, честно, я понял, что теперь буду стараться в Непале ездить только на крышах. Просто в случае аварии успею спрыгнуть.

24. Вытаскивают упавший в пропасть автобус

Сказали, что этот еще недалеко упал (всего-то метров 40), некоторые улетают так, что в оставшемся сплющенном куске металла невозможно разобрать даже марку автобуса.

25.

26. Позже встретился контейнер. Судя по вспухшим бокам, и он летел неплохо

27. Почувствуйте себя на пляже

В дальнейшем все прошло без особых происшествий – упавшие автобусы перестали встречаться, косяки у парочки закончились. Единственное что – ветер и солнце поспособствовали тому, что кожа с моего лица стала слезать еще больше, хотя, казалось, больше уже некуда, да задница постфактум недели две оставалась цвета баклажана.

28. Снова в Катманду

метки: