Писали имена любимых
На медальонах золотых,
На скалах, временем дробимых,
И на деревьях вековых.
А здесь влюбленный – не забуду –
В своей уральской прямоте
Электросваркой выжег «Люда»
На металлической плите.

Из советской поэзии

В этой и следующей (-их?) записях будут представлены наглядные доказательства существования Тибета в Пакистане. Это петроглифы, из-за которых по большему счету я в этот раз приехал в страну и которые дали название этой серии заметок.

Первые фрагменты наскальной живописи, которые довелось увидеть, находятся у местечка Шатьял в Индском Кохистане. Они впечатляют как по объему рисунков и надписей, так и по их густоте на квадратный метр. По большому счету все исписанные камни в этом месте тянут на монографию, причем каждый – на отдельную книгу.

Изображение буддистской ступы эпохи Гандхары. Гилгит-Балтистан, район Чиласа

В поисках объяснений нарисованному, причем только нескольких изображений, пришлось перелопатить такое количество источников, что я превратился в букиниста. Источники самые разные, начиная от карт местности, заканчивая трудами тибетологов, индологов, пакистановедов и даже, черт возьми, диссертацией на соискание докторской степени по философии в университете Карачи. Но иначе как понять, что изображено, например, здесь…

2. Объем петроглифов лишь на одном камне можно представить наглядно. Человек на фото – наш проводник Хамид. Слева река Инд

3. Что это за дядька и что у него в узелках? Туземца из дому, что ль, выгнали?

Просто так фотографировать эти рисунки не имеет смысла, равно как быть обычным туристом в Пакистане быть бессмысленно. Если не можешь объяснить, что за чувак с узелками, зачем ехать и искать Тибет в Пакистане? :)

4. Кохистан на карте Пакистана. Карта из Википедии

Кохистан – в переводе с фарси «страна гор» – занимает уникальное положение. Здесь отроги Гиндукуша (с запада) смыкаются с отрогами Гималаев (с востока), но их разделяет река Инд, которая сумела в этом месте пробиться через горы и течет на юг к океану. По Инду и его притокам шли важнейшие караванные пути региона, соединявшие, например, царство Гандхара с буддистскими царствами бассейна Тарима (Синьцзян). Многие путешественники того времени привыкли писать на бересте и пальмовых листьях, однако экстремально-засушливая долина Инда небогата на растения, посему приходилось использовать камни.

Наиболее удобные скалы (расположенные на перекрестках путей и в месте слияния рек) в разное время служили и в качестве места, где отмечались путники, указывая, кто они, откуда и куда направляются, и в качестве святилищ. Святилища получались универсальные – пилигримы разных времен, национальностей и вероисповеданий рисовали символы своих религий, которые то мирно соседствуют друг с другом, то вступают в конфликт. На одном и том же булыжнике можно встретить доисторические рисунки животных и людей, сцены охоты, отпечатки ладоней, шиваистские знаки, изображения солнца, различного вида свастики, несторианские кресты, буддистские символы…

5. Красным обозначен западный кусочек Гандхары. Караванные пути, соединявшие ее с буддистскими царствами-оазисами Таримского бассейна (желтый), шли как по пакистанской (зеленый), так и по индийской (коричневый) частям Кашмира. Карта найдена в сети

Художественное исполнение рисунков варьирует от самых простых, примитивных и маленьких по размеру до сложнейших и очень красивых масштабных «полотен» больше человеческого роста. Очень жалею, что на фотографирование петроглифов было отпущено мало времени – через день после того, как были сделаны эти снимки, я едва не загнулся на берегу Инда от острой потери кальция. Надо было бы облазить все окрестности и осмотреть все камни, а также детально сфотографировать обнаруженные петроглифы, но, быть может, в следующий раз…

Самая первая пара камней (фото 1 и фото 6), увиденная в этой поездке, покрыты письменами трех видов: кхароштхи, брахми и согдийским письмом, есть также совсем короткие надписи, сделанные бактрийским и парфянским письмом. Большая часть рисунков – буддистские, но есть кое-что из индуизма, а кое-какие изображения вообще не поддаются объяснению. Ряд исследователей указывает, что первые рисунки появились здесь в четвертом веке нашей эры, но твердой уверенности в правильности датировки нет. К примеру, я сфотографировал изображение, по всей видимости, лошади, которое можно считать явно доисторическим. Кроме того, вышеуказанные кхароштхи, брахми и согдийское письмо возникли задолго до нашей эры.

6.

Немного о письменах.

До возникновения царства Гандхара, простиравшегося от Восточного Афганистана до Северо-Западного Пакистана со столицей в городе Такшашила (нынешняя Таксила, недалеко от Исламабада) и включавшего часть Кашмира, на этой территории жило множество народностей. Люди существовали в полуизоляции, поскольку у них не было общего языка. Так продолжалось до тех пор, покуда Гандхару не завоевали Ахемениды, то есть персы. Это произошло в 550 – 538 годах до нашей эры.

Персы были ребята продвинутые, они преобразовали Гандхару в седьмую по счету сатрапию, то есть административную единицу в составе империи. Как положено, все сатрапии платили дань, однако в случае Гандхары возникла проблема. Чтобы проводить общую политику по учету и взиманию налогов и осуществлять другие политические и экономические меры, необходима была централизация и объединение народностей, что невозможно без единого языка и единой письменности. Языком назначили один из пракритов, получивший название гандхари. Он стал общим для всей Гандхары, подобная вещь случилась впервые на территории Южной Азии.

С письменностью персам пришлось помучиться. В сатрапиях они использовали арамейское письмо и попробовали его привить на гандхарскую почву. Но арамейская письменность фонетически не подходила к гандхари – невозможно было передать на письме определенные звуки. Так появилась письменность кхароштхи – полуалфавитное-полуслоговое письмо, писали на нем справа налево. Кхароштхи стал первым письменным языком Гандхары. Новшество прижилось настолько, что и язык, и письменность остались в ходу и после свержения персидского владычества и после завоевания Гандхары Александром Македонским.

7. Империя Ахеменидов. В самой правой части Гандхара. Карта из Википедии

Брахми является предком практически всех аборигенных письменностей Южной и Юго-Восточной Азии, на его основе сложились три ветви индийского письма: северная, южная и юго-восточная. Эта письменность возникла в VI веке до нашей эры. Как ни странно, предполагают, что, как и кхароштхи, брахми также мог произойти от арамейского, однако на брахми пишут слева направо.

Согдийский — язык восточноиранской группы иранских языков, на котором говорили в Согдиане (территория современных Узбекистана и Таджикистана), а также в согдийских колониях вдоль Шелкового Пути. Большинство письменных памятников найдено в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, в китайской провинции Ганьсу и в Таджикистане.

Однако удивительна высокая концентрация согдийских надписей именно в районе Шатьяла. Исследователи отмечают, что на окрестных камнях их около трехсот. Есть предположения, что согдийцы доходили до этой местности с севера и дальше не шли, а встречались и торговали здесь с теми, кто приходил с юга. Возможно, это было обусловлено политическими причинами.

***

С рисунками все сложнее. В первую очередь обнаружилась забавная исследовательская странность: если фотографировать только общие планы, упустишь частности. А фотографируя фрагменты, не увидишь общей картины. Я допустил обе эти ошибки – они были вызваны жарой, недостатком времени и знаний, а также форс-мажором со здоровьем, о котором упоминалось выше. Поэтому ряд интересных рисунков я обнаружил позже, детально разглядывая сделанные фотографии.

***

Недостаток знаний позволяет профанам утверждать, что рисунки, не похожие на людей или зверей, либо были сделаны инопланетянами, либо люди того времени рисовали пришельцев. Но если взять индийскую, буддийскую мифологию или тем более малораспространенные верования и сказания, в них не раз упоминаются мифические животные сверхъестественной красоты, люди-гиганты с фантастическим оружием и т.д. Разумеется, изображения этих креатур также рисовались, им поклонялись.

Итак, что можно понять из этой картинки, будучи, подчеркиваю, туристом-матрасником?

8.

Справа и по центру нарисованы некие странные сооружения в форме ракеты, очень большие и значительные, судя по фигурам людей (внизу центрального изображения), которые сооружениям поклоняются. Слева нарисован дядька дикого вида, сидящий по-турецки и держащий в руках какую-то курицу. Причем сидит он будто бы в каком-то дереве. Ему также поклоняются.

9. Один из поклоняющихся «ракете». Может, он ее поджигает, чтоб взлетела? :)

10. Дядька с курицей внутри плодоносящего дерева. Внизу видны фигуры поклоняющихся. Справа профиль мужика, держащего в руке некую забавную конструкцию

Если же хоть немного разбираться в истории региона, то очевидно, что это никакие не ракеты, а буддистские ступы, фигуры внизу делают подношения. Дядька, судя по длинным мочкам ушей и позе лотоса, – Будда. Дерево, в котором он изображен, это дерево бодхи (один из главных символов буддизма), по-русски – фикус священный, под ним принц Гаутама достиг просветления и стал Буддой. Наскальным живописцам удалось даже изобразить характерную для этого фикуса форму листьев.

Любопытно то, что ступы, да и само изображение дерева очень богато и необычно декорированы. Предположительно, это работа мастеров Гандхары (см. также первое фото). Именно в Гандхаре появилась иконография Будды – под влиянием греческих мастеров. (О греко-буддизме подробнее писалось здесь.)

Запнулся я на курице в руках Будды. Действительно, что за птица и зачем она? Различных историй из жизни Будды вагон и маленькая тележка, немало их изображалось художниками и скульпторами, и пойди отыщи нужную. В ряде источников нашлось указание на то, что это сцена из Сиби-джатаки.

Аваданы и джатаки – это рассказы о предыдущих существованиях Будды. Материал для большей части этих историй черпался из индийского фольклора. Рассказы сильно видоизменялись с течением времени и распространением буддизма в Азии. Поначалу достаточно строгие и поучительные, со временем джатаки стали больше походить на сказки и занимательные и философские притчи, связанные с Буддой. Это способствовало их широкому распространению и популярности.

Поиск по фразе «Сиби-джатака» не дал почти ничего, кроме того, что это джатака о голубе и коршуне (ястребе). Искать упоминание о голубе в нескольких сотнях джатак – дело неблагодарное. Надо было, конечно, раньше догадаться, что в южноазиатских языках «с» часто легко меняется на «ш». В конце концов, я догадался.

Ниже текст Шиби-джатаки – очень интересной философской сказки. Из книги «Сутры о мудрости и глупости» в переводе тибетолога Ю.Парфионовича (текст с моими сокращениями и комментариями в скобках, а также наглядными натуральными иллюстрациями, то есть фотографиями):

Давным-давно в стране Джамбудвипе жил царь по имени Шиби. Во дворце у него было собрано бесчисленное количество всякого рода ценностей. Царю подчинялось восемьдесят четыре тысячи вассальных князей и шестьдесят тысяч земельных округов с восьмьюдесятью тысячами больших городов. Было у царя во дворце двадцать тысяч жен и наложниц, пятьсот сыновей и десять тысяч великих советников. Добротой и великой милостью не обходил царь ни одного из своих подданных.

В то время владыка богов Индра был очень опечален и удручен тем, что жизнь его на небесах приходит к концу. Вишвакарма (ведийское божество, создатель мира вещей), заметив это, спросил Индру:
– Почему ты так опечален?
На это Индра ответил:
– Моя жизнь на небесах близится к концу, и приметы предвещают смерть, а в мире исчезло Учение Будды; нет в мире также и бодхисатвы
(бодхисатва – достигший просветления человек, сознательно отказавшийся от нирваны с целью спасения всех живых существ) – не знаю, у кого искать мне защиты, потому и пребываю в печали.
Тогда Вишвакарма сказал:
– О владыка богов! В стране Джамбудвипа живет великий царь по имени Шиби, следующий поведению бодхисатвы. В силу своей верности обетам и ревностного прилежания он непременно обретет буддство. Если к его защите прибегнешь, то он, вне всякого сомнения, станет твоим защитником и избавит тебя от препятствий на пути духовного освобождения.
– Сначала следует удостовериться, – произнес Индра, – действительно ли он бодхисатва, надо испытать его. Ты, Вишвакарма, обернись голубем, а я обернусь ястребом и буду гнаться за тобой. Лети прямо к тому царю и проси у него убежища, а я царя испытаю и выясню, правда ли он следует пути бодхисатвы.

И вот Вишвакарма обернулся голубем, а Индра – ястребом, который стал преследовать голубя.

Когда казалось, что ястреб вот-вот схватит голубя, тот с жалобным криком влетел царю прямо под мышку и взмолился о спасении. Сразу же за ним появился ястреб, сел около царя и сказал ему:
– Голубь, что влетел к тебе, царь, – моя пища, поэтому отдай мне его побыстрее, я очень голоден.
– Я дал клятву, – отвечал царь, – не выдавать никого, кто прибег к моей защите, не отдам и этого голубя.
Тогда ястреб сказал:
– Царь, согласно твоим словам, ты всем даешь защиту. Так почему же я не вхожу в число этих «всех»? Ведь если ты не отдашь мне мою пищу – этого голубя, – я расстанусь с жизнью.
Тут царь спросил:
– Если я дам тебе другое мясо, ты будешь его есть?
– Если это будет свежая убоина, – ответил ястреб, – то съем.
Царь подумал: «Если я дам ястребу свежую убоину, то спасу одного, убив другого. Это недопустимо и бессмысленно. Надо мной одним не довлеют узы тела, а так как другие к жизни привязаны, я отдам свою жизнь». Подумав так, царь вытащил острый нож, отрезал кусок мяса от своего бедра и дал его ястребу в качестве выкупа за жизнь голубя.

11. Царь Шиби, срезающий с себя мясо ножом

Но ястреб сказал:
– Царь, коли выступаешь заступником и ко всем равно относишься, то я, хотя и маленькая птица, тоже требую к себе равного отношения. Если выкупаешь жизнь голубя, то выкупай равным весом.
– Принесите весы, – приказал царь.
На одну чашку весов он положил голубя, а на другую – отрезанный кусок мяса. Голубь перевесил. Тогда царь срезал все мясо со своих бедер, но голубь вновь оказался тяжелее. Тогда царь срезал мясо с обоих плеч, с левых и правых ребер, со всего остального тела, но вес срезанного мяса все же не уравнивал веса голубя. Тогда царь сам ступил на чашу весов, и они уравновесились.
– Теперь хорошо, – сказал он, исполненный глубочайшей радости.

12. Тот самый «туземец, выгнанный из дому» на самом деле царь Шиби с весами

И тут же на шесть ладов содрогнулись земля и небеса, так что даже пошатнулся и задрожал дворец небожителей. Боги мира чистых форм спустились вниз и, заполнив воздушное пространство, увидали, сколь трудное деяние совершил бодхисатва, так жестоко обойдясь с собой, ради Учения ни тела, ни жизни не пожалев. От такого зрелища у них хлынули слезы, и боги совершили жертвоприношение, ниспослав на землю дождь небесных цветов.
Тут Индра, приняв свое истинное обличье, обратился к царю со следующими словами:
– Зачем ты совершил столь трудное деяние?
– Я желал только путем обретения благой заслуги достичь духовного пробуждения, – отвечал бодхисатва Индре.
– Не сожалеешь ли о том, – спросил Индра, – что, совершив подобное непотребство со своим телом, даже кости ты на муки обрек?
– Не сожалею, – отвечал царь.
Но Индра возразил:
– Говоришь, что не сожалеешь, но, когда я вижу, как тело твое содрогается в агонии, а дыхание прерывается так, что даже говорить не можешь, могу ли верить твоим словам?
На это царь сказал:
– Если от начала до конца я и на волос не сожалею, то пусть обязательно исполнится то, чего я желаю. Если правдивы сказанные мною слова, пусть силой правды сказанного исчезнут раны и мое тело станет таким, как было прежде.
И только царь произнес это, его тело стало прекраснее, чем прежде. Боги и люди – все несказанно обрадовались и неописуемо удивились этому.

Одним из комментаторов этой джатаки делается совершенно правильный вывод о том, что каждая целостность равна другой целостности. И потому человек, желающий изменить миропорядок, должен отдать этому всего себя. Жертва, принесенная во имя сострадания и любви, имеет смысл не для того, чтобы накормить ястреба и оставить порядок тем же, а только как начало нового миропорядка. Готовность к самопожертвованию должна преобразить мир, потрясти его. То же и в христианстве, не так ли?

Говорят, что в первое время своего существования буддизм, противопоставивший себя индуизму, помогал вот так, по-новому осознать мир. В джатаках много образцов царей-святых, управляющих миром по закону любви. Как ни странно, по крайней мере, один такой царь существовал по-настоящему. Это император Ашока, который пришел в ужас, увидев тела тысяч людей, которых пришлось убить, чтобы покорить независимое царство Калинга на юго-востоке Индии. (Ашока являлся правителем империи Маурьев с 273 по 232 год до нашей эры.)

Ашока приказал установить каменные стелы по всем границам своей империи, на которых были высечены слова о том, что он навсегда отказывается от войны, а в другие страны будет посылать только буддийских миссионеров. Впечатление Ашоки наверняка было весьма сильным, так как согласно одной из надписей, в результате завоевания Калинги было убито 100 тысяч человек, взято в плен 150 тысяч. Эдикты Ашоки уцелели до сих пор, а колонна Ашоки стала гербом Индии.

Интересно, что фото номер 10 (забавная конструкция, которую держит дядька в руке, это тоже весы) сделано мною в районе Шатьял, а фотографии номер 11 и 12 – в окрестностях города Чиласа. Очевидно, что, хотя рисунки иллюстрируют одно и то же, они делались разными художниками в разное время и исполнены разными техниками. Почему же именно Шиби-джатака столь популярна, а не какая-нибудь другая из более чем пятисот джатак? Ответа не знаю.

Рассматривая искусство древних, пришел к парадоксальной мысли. Чем проще стало написать что-либо на стене, тем менее ценны и осмысленны тексты. Когда в стародавние времена рисовали петроглифы, на скалах появлялось самое лучшее, самое важное, самое актуальное. В рисунки вкладывали всю душу и умение. С течением времени наскальная живопись регрессировала в стандартное слово из трех букв на заборе. А сейчас уже и это «искусство» начало исчезать, уступая место не пойми чему.

13. Весьма справедливый вопрос

Однако я отвлекся. Как уже отмечалось выше, в районе Шатьяла были и индуисты. Скорее всего паломники. Проходили они в разное время, судя по стилю и качеству изображений. Чаще всего рисовался трезубец Шивы. Два следующих рисунка расположены на одном камне.

14. Трезубцы Шивы

15. Еще один трезубец Шивы

Исследователи упоминают, что в некоторых местах есть рисунки человека с трезубцем в руке. Возможно даже, это изображения самого Шивы. Найти такие петроглифы на месте мне не удалось, однако просматривая внимательно фотографии общих планов уже здесь, в Москве, я обнаружил одну любопытную деталь.

16. Можно думать, что это фрагмент текста, но мне кажется, очень похоже на фигуру, держащую трезубец в левой руке

Отдельный вопрос вызывают свастики. Левосторонняя свастика является символом, например, добуддистской религии бон, не исключено, что в районе Шатьяла проходили служители этого культа.

17. Фрагмент большого фото, поэтому качество не очень

Особняком стоят те петроглифы, упоминания о которых: 1. Я не нашел; 2. Которые не могу объяснить. 3. Которые не вписываются никак в историю региона и в предлагаемые исследователями теории.

18. Например этот то ли странной формы цветок, то ли птица с хвостом типа павлиньего

19. Или эта фигура в юбке. Овал вокруг головы, как правило, означает святость. В то же время мне доводилось видеть похожие на это изображения буддистских ступ – плохо выполненные или так странно стилизованные

20. Может, случайное совпадение штрихов, но рядом с фигурой в юбке, лицо в профиль. Если это так, то изображения сделаны с разницей как минимум несколько столетий. Фрагмент большой фотографии

К сожалению, в течение многих столетий русло Инда меняло свои очертания, происходили наводнения, сели, землетрясения, и камни с петроглифами, бывшие ранее на виду, заносились речным песком и илом и уходили в землю, скрывая то, что можно было бы разгадать. Представленные на фото ниже рисунки, по крайней мере, один из них я не смог понять и не смог найти аналогов.

21.

Изображение в середине – это явно шиваистский трезубец с весьма, однако, странным дополнением на центральном зубе в виде зигзага – ничего подобного на шиваистких трезубцах видеть не доводилось. Внизу у самой границы, где камень входит в землю, видна надпись. Самую правую фигуру оставим в покое – ее почти не видно. А вот что изображает левый рисунок, непонятно совершенно. Если это правосторонняя свастика, что означает купол сверху и квадрат снизу?

22. Эта птица больше всего, по-моему, походит на страуса. Единственное предположение – художнику не очень удались пропорции крыльев и ног, будь ноги покороче, а крылья длиннее, птица походила бы на грифа, несколько разновидностей которого обитает в Пакистане. Справа от птицы – шиваистский трезубец, нарисованный более грубо, значит, это более старый рисунок

С другой стороны, так сильно ошибаться художник не мог – слишком велика цена усилий, затраченных на рисунок, так что скорее всего человек нарисовал именно то, что хотел.

23. Странное изображение чьей-то морды. Тело, похоже, не дорисовано. Неудавшийся рисунок? Фрагмент большой фотографии

Ну и напоследок тот самый рисунок, который мне кажется доисторическим по стилю исполнения. Подобные я видел на следующий день на скалах в окрестностях Чиласа.

24. Возможно, это фигура лошади с удлиненным туловищем. Такие туловища, например, у киргизских лошадей

Оглавление записей из этой поездки
Запись 1: Начало
Запись 2: Контрасты
Запись 3: Колониальное прошлое
Запись 4: Дорога и беспокойство
Запись 5: Кровать на двоих
Запись 6: Смерть меня подождет или что такое пакистанские больницы
Запись 7: Реанимация номер 2 или спасибо исмаилитам
Запись 8: Конец песенки
Запись 9: Нестраховой страховой случай
Запись 10: Одиночество – сука
Запись 11: Минутка славы
Запись 12: Христианские церкви Пакистана
Запись 13: Камень преткновения. Эта запись
Запись 14: Так говорил Заратустра
Запись 15: Хунза – страна вегетарианцев-долгожителей
Запись 16: Многая лета жителям Хунзы

метки: