Шесть девичьих рук одновременно заплетают мне косы, пью тибетский соленый чай с маслом и лопаю попкорн. Вместо экрана кинотеатра вид на семитысячник, за которым Тибет. Час назад я преподавал детям, которые прекрасно говорят по-тибетски, плохо по-непальски, а английский не знают вообще и зарисовывают буквы, будто иероглифы.

Здесь нет сотовых телефонов, телевизоров, компьютеров и проч. Здесь в окнах вместо стекол полиэтиленовая пленка либо вообще ничего, ближайшая вода для умывания – в ручье вверх по склону, а восходы и закаты приветствуются и провожаются молитвами под гул священных раковин, звуки которых олицетворяют благозвучный глас Дхармы, распространяя учение Будды, и пробуждают от сна неведения

Это не больная фантазия, хотя именно по причине здоровья все так получилось. Не выкинь оно коленце, я бы не свернул с тропы и не оказался в школе для девочек при буддийском монастыре… и пропустил бы один из самых интересных дней в жизни.

Во дворе школы. Позади двухочковый туалет, еще дальше ущелье, упирающееся в гору-семитысячник. Отсюда до границы с Тибетом семь километров

Но про школу будет отдельная запись – слишком много впечатлений, а пока – как в прямом смысле слова удалось дойти до такой жизни.

***

Выбираться из теплого спальника на холодный воздух комнатушки, продуваемой всеми ветрами, – чистой воды мазохизм. Еще хуже – налегке выскочить на двор, где в лужице вместо воды молодой ледок. Но знаешь, на что идешь и ради чего. Ради вот этого…

2. Ранее утро. Безымянный пик высотой 6639 метров в гряде Shringi himal. Всего в районе около 14 шеститысячников

Взгляд на другую сторону ущелья, и там – Ганеш II (Ganesh II) – 7118 метров, который становится нашим спутником на ближайшие три дня.

3. Ganesh II он же Lapsang Karbo в лучах восходящего солнца

Сразу за ним Ганеш VI (6908 метров), левее, спрятанный за холмами Ганеш I, он же Янгра (Yangra) – самый высокий пик в гряде (7422 метра). Гряда названа по имени индуистского бога мудрости и благополучия, изображаемого с головой слона. Говорят, если смотреть с юга, из Катманду, в хорошую погоду, то видно всю цепочку пиков, и они похожи на слоновью голову с хоботом. Сколько ни был в столице Непала, видимо, с погодой не везло. Зато получил возможность посмотреть на гряду с севера.

4. Цветом вверху выделена группа шеститысячников и самый высокий пик гряды Shringi Himal (см. фото 2). Внизу Ganesh II и Ganesh VI, правее самый высокий Ganesh I. Пустая территория – Тибет

Вспоминается Иван Ефремов: Чем глубже во тьму веков, тем темнее было вокруг человека и в его душе. Тьма эта отражалась во всех его чувствах и мыслях. Бесчисленные звери угрожали ему. Каждый миг мог быть последним. Нескончаемой чередой шли перед ним ежечасные боги – звери, деревья, камни, ручьи и реки. Потом одни из них исчезли, другие сохранились до наших дней.

Можно по-разному относиться к ежечасным богам, но вот в горы верю – они несли свет и во тьме веков. И сейчас, думается, даже махровый атеист усмотрит в горах нечто далеко не земное, окажись он у их подножия.

5. Ganesh II поближе. Из разных ущелий эта гора выглядит по-разному

Мы изначально планировали два варианта событий: если сил хватит, дойдем до конца маршрута, если нет, повернем назад и больше времени проведем в долине Катманду, о чем я мечтаю более пяти лет. Стоит сказать, что, хотя индуизм долины более красочен, возможно, куда более сложен, точнее изощрен, чем буддизм гор, от индуизма устаю – быть может, слишком много в нем идущего из глубины веков, быть может, эта религия более чужда относительно европейскому моему уму. Не стоит исключать и еще два фактора: слабое знание предмета и обилие людей «при индуизме» – в окрестностях Катманду всегда достаточно народу и всегда базар.

Стоит, наверное, в несезон оказаться в индуистских святилищах в горах – в Кедарнатхе, например…

***

Этим днем ничто не предвещало печали. Тем не менее, события стали развиваться по второму варианту.
Запив горячим чаем холодное утро, запаковали рюкзаки, попрощались с многочисленными родственниками хозяев гестхауза, попрощались со стоматологом Кристианом и отправились вверх.

6. Здесь мы ночевали

7. Он как бы намекает на то, что может ждать впереди

В долине Цум господствует исключительно тибетский буддизм. Впрочем, если верить исследователям, наравне с ламами популярностью пользуются и шаманы, которых называют бонпо, что справедливо наводит на мысль о добуддистской религии бон. Шаманов, к сожалению, лицезреть не довелось. Шаман совершает действа в домах по ночам, облаченный в длинное белое одеяние, украшенный ожерельями, он бьет в бубен и поет. Он не только знахарь-целитель, но и артист, который зачаровывает зрителей на протяжении целой ночи.

8. Два чортена, уставленные плитами с высеченными на них мантрами

Мы бодро топали вверх, крутя головами во все стороны – уж больно живописно вокруг, и вскоре выбрались на безлесный участок склона. Здесь солнце, вставшее со стороны Тибета, начало шпарить будь здоров, холодный ветер с гор сменился штилем, и вскоре пот стал заливать глаза. В какой-то момент я вдруг ощутил в теле странную пустоту, после чего идти стало трудно.

Чувство такое, будто меня, подключенного к сети и исправного работавшего, вдруг обесточили. То есть силы есть, но энергия пропала – идешь и думаешь, где бы прилечь. Тепловой удар? Надорвался? Не знаю. Но организм сказал «хватит». Сел прямо на тропе, попросил Ксюшу догнать нашего проводника, который уже скрылся за скальным выступом.

………………….почему-то вспомнилось, что умерших в Цуме хоронят по-разному. Сначала тело несколько дней лежит само по себе – дожидается ламу, который решает, как пройдут похороны. В соответствии с гороскопом тело может быть кремировано, либо закопано в землю, либо брошено в реку, либо проводятся так называемые небесные похороны, когда умершего отдают на растерзание хищным птицам…………………………

Обсудив ситуацию, решили перебраться через реку и остановиться в ближайшей деревушке. Гестхауза в ней нет, но зато имеется монастырская школа, и на кров можно рассчитывать.
Склоняюсь к версии теплового удара, ибо, пробираясь к реке, мы были вынуждены чуть ли не акробатикой заниматься (это с 20 кг за спиной!), но путь пролегал в тени деревьев, разница температур была значительной, и я почти сразу почувствовал себя лучше. Вероятно, пакистанские приключения и тамошняя адская жара сделали организм восприимчивым к перегреву.

9. Рододендроны в конце апреля отцветают

Ранее уже упоминалось о нетуристичности места, что, в первую очередь, подтверждается регрессией мостов от металлических к деревянным. В стороне от основной тропы этот процесс еще более нагляден.

10. Поначалу мосты были такие

11. Потом они стали такими (ваш покорный слуга, ищущий, где приткнуться)

12. И даже такими

Мы шли тихой полузаросшей тропинкой. Деревушка, на окраине которой находится школа, создает впечатление заброшенной, а при виде окружающих гор чувствуешь себя если не на краю мира, то где-то неподалеку. Здесь движение вперед, развитие, означает либо вверх, либо вниз.

13.

14. Идеальная маскировка

В школе нам предложили стол и кров. Были традиционные приветствия, улыбки, небольшой разговор, но все это я помню смутно: лица девочек-послушниц, с любопытством смотревших на меня, лицо настоятельницы и ее строгий и вместе с тем удивительно добрый взгляд… Помню, поразило их сходство – из-за однотипного монашеского одеяния красных тонов и бритых под ноль голов…

В конце концов я оказался в большой темной комнате без окна, уставленной деревянными топчанами. Пав на крайний и укрывшись спальником, чтобы не замерзнуть, стал проваливаться в сон, и в угасающем сознании проплывали, смешиваясь, картины первой половины дня, лишь горы-великаны стояли незыблемые и четко очерченные, словно вехи.

15. Один из безымянных шеститысячников в гряде Ganesh Himal. Горизонт не завален

Другие записи из этой поездки:

Запись 1: Из Цума в Гум
Запись 2: На «Иисусе» по бездорожью
Запись 3: Человек-жесть
Запись 4: Уроки истории
Запись 5: Разбитое зеркало
Запись 6: Эллиптическая малина
Запись 7: Эта запись.
Запись 8: Женщины и английский
Запись 9: Где ветер, когда он не дует?
Запись 10: Имеющие деревянные двери
Запись 11: В ожидании автобуса
Запись 12: В поисках черной веры
Запись 13: Кости и жилы тибетской живописи
Запись 14: Выколоченный Будда
Запись 15: Народная резня по дереву
Запись 16: Спящий бог и несвятые святые

метки: